Судебно психологическая экспертиза коченов

Информационная поддержка по теме: "Судебно психологическая экспертиза коченов" с подробным описанием. В статье мы постарались полностью раскрыть тему. В случае возникновения вопросов, вы всегда можете их задать дежурному юристу.

СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В результате изучения гл. 8 студенты должны:

  • • историю становления института судебно-психологической экспертизы (СПЭ);
  • • основания и поводы назначения СПЭ;
  • • предмет, задачи, содержание и пределы компетенций СПЭ в уголовном и гражданском процессах;

• формулировать вопросы, давать экспертные задания специалистам в области психологии при назначении СПЭ в ходе предварительного расследования преступлений, гражданско-правовых споров в суде;

первоначальными навыками оценки результатов проводимых экспертных исследований как одного из видов доказательств в уголовном, гражданском процессе.

Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения; краткий исторический обзор становления СПЭ в российском судопроизводстве

Развитие института судебно-психологической экспертизы в России.

Первая попытка привлечения психологических знаний в российском судопроизводстве была предпринята в 1883 г. при рассмотрении уголовного дела об изнасиловании. Предметом исследования явилось психическое состояние потерпевшей, не сумевшей оказать должного сопротивления насильнику и на этой почве покончившей жизнь самоубийством. Подобного рода исследования, названные

А. Ф. Кони «экспертизой чувств и впечатлений», вызвали неоднозначное к ним отношение. Сам А. Ф. Кони, хотя и не мог не признать эту экспертизу весьма интересной, но отнесся к ней достаточно скептически [1] . Тем не менее стремление использовать психологические знания в судопроизводстве не оставляло многих юристов.

Одним из активных сторонников внедрения психологических знаний в уголовный процесс в те годы был известный судебный деятель Л. Е. Владимиров, который предлагал проводить в суде психологические исследования для выяснения психического состояния подсудимого «ввиду отсутствия во время совершения преступления достаточного мотива», для определения «силы аффекта, под действием которого находился подсудимый», в случаях, когда «замечались признаки, указывающие на уменьшенную вменяемость» [2] .

В 1929 г. выходит монография А. Е. Брусиловского, специально посвященная судебно-психологической экспертизе. В ней намечались основные направления использования психологических знаний при рассмотрении в суде уголовных дел, в которых обвинение «строилось на показаниях малолетних свидетелей», при расследовании железнодорожных катастроф, убийств, самоубийств и некоторых других преступлений [3] . В эти же годы В. А. Внуковым, Я. М. Канторовичем, А. С. Таге- ром проводились исследования в области практического применения психологических знаний в уголовном судопроизводстве. Интересными, многообещающими были эксперименты А. Р. Лурии, направленные на выявление «психических следов» преступления, разработку методики психологической диагностики возможной причастности к совершенному преступлению заподозренных в нем лиц [4] .

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Наряду с этим высказывались и довольно расплывчатые суждения, например о медико-психологическом обследовании подозреваемых, определении правдивости их показаний в целях решения вопроса о том, не относятся ли они по своим психологическим особенностям к числу возможных преступников.

К сожалению, в последующие годы возобладала точка зрения о недопустимости вообще какой бы то ни было судебно-психологической экспертизы, поскольку она якобы умаляет роль суда, подменяет «судейское убеждение произволом, который лишь завуалирован квазинаучным облачением» [5] . Некоторые авторы доходили до абсурдных идеологизированных утверждений, будто с помощью СПЭ «протаскиваются» в уголовный процесс «фашистско-неоломброзианские идеи» [6] .

Тем не менее разумный взгляд на возможность использования СПЭ в уголовном судопроизводстве, в первую очередь по делам о несовершеннолетних, возобладал. На рубеже 1960-х гг. гонения на нее постепенно прекратились. Ведущие ученые-юристы страны (А. В. Дулов, Г. М. Миньковский, М. М. Коченов, А. Р. Ратинов, Л. И. Рогачевский, Я. М. Яковлев и др.) начали активную исследовательскую деятельность, нацеленную на создание теоретического фундамента СПЭ и внедрение практических рекомендаций по ее использованию в уголовном судопроизводстве [7] . В эти же годы были проведены первые экспертные психологические исследования по конкретным уголовным делам.

В 1964 г. судебная психология была введена в качестве обязательной учебной дисциплины в учебный процесс во всех юридических вузах страны, что оказало еще более положительное влияние на разработку проблем судебно-психологической экспертизы.

В 1978 г. в Прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного Суда СССР, РСФСР, учеными-юристами, психологами состоялось совещание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы в уголовном судопроизводстве, на котором было принято решение о дальнейшем расширении исследований в области СПЭ и внедрении ее достижений в практику борьбы с преступностью. В институте прокуратуры в секторе психологических проблем борьбы с преступностью (проф. А. Р. Ратинов) была создана экспертная группа (руководитель М. М. Коченов), на которую возлагалась разработка и координация научно-исследовательских работ в области СПЭ в сфере уголовного судопроизводства.

психологических наук М. М. Коченов

В связи с этим особо следует отметить огромный вклад, который внес М. М. Коченов в научную разработку проблем СПЭ, создание и апробацию на практике методических рекомендаций, успешно применяемых и до настоящего времени в борьбе с преступностью [8] . Научные идеи, исследования М. М. Коченова в области использования достижений современной психологической науки в законотворческой, правоприменительной деятельности лежат в основе многих работ ученых, продолживших его дело.

В 1980 г. во все органы прокуратуры страны было разослано методическое письмо Прокуратуры Союза ССР, подготовленное М. М. Кочено- вым. Оно было посвящено возможностям СПЭ при расследовании преступлений и явилось своеобразным итогом проделанной исследователем работы и открыло еще больший простор для использования психологических знаний при расследовании преступлений [9] . Крайне важным событием, повлиявшим на дальнейшее развитие института СПЭ, стало принятие в 1996 г. нового УК, «расширившим использование понятий и терминов, относящихся к сфере психологии», в котором в большой мере был усилен «личностный подход в уголовно-правовой борьбе с преступностью» [10] . Однако до привлечения СПЭ в гражданское и тем более в административное судопроизводство дело тогда еще не доходило.

Читайте так же:  Куда подается частная жалоба на судью

Источник: http://studme.org/173747/psihologiya/sudebno_psihologicheskaya_ekspertiza_sudoproizvodstve

Судебно психологическая экспертиза коченов

Совершенствование средств установления истины в уголовном судопроизводстве находит свое выражение в появлении новых и дальнейшем развитии уже имеющихся видов судебных экспертиз. За последнее время в литературе все чаще высказывается мнение о необходимости возрождения на новой, подлинно научной основе судебно-психологической экспертизы, существовавшей в нашей стране в 20-е годы. Современная психологическая наука располагает многочисленными экспериментально-теоретическими данными и конкретными методами исследования, которые могут быть применены для решения вопросов, возникающих в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел.

Между тем среди некоторых ученых и практиков сохраняется принципиально неверное представление о судебно-психологической экспертизе как институте, чуждом советскому уголовному процессу. Эта точка зрения сформировалась в ответ на ранее имевшуюся у экспертов-психологов тенденцию выходить за пределы своей компетенции и решать вопросы не только психологического, но и правового характера. Вместе с тем она отражала свойственное тому времени отрицательное отношение вообще к судебной психологии как научной дисциплине.

Одним из важных результатов восстановления в правах судебной (юридической) психологии явилось оживление интереса к судебно-психологической экспертизе как одной из форм практического применения достижений психологической науки в уголовном процессе. Исследования, проведенные сектором судебной психологии Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, показали ошибочность имевших место в прошлом и отчасти сохраняющихся в наши дни утверждений о принципиальной недопустимости судебно-психологической экспертизы. В уголовном процессе, на любом этапе которого в центре внимания находится человек со всеми индивидуально-психологическими особенностями, не могут не возникать вопросы психологического характера. Одни из них с успехом решаются на основе профессионального и житейского опыта следователя или судьи, другие же требуют экспертного разрешения.

Результатом упомянутых психолого-правовых исследований и критического освоения зарубежного, отечественного и накопления собственного опыта производства судебно-психологических экспертиз является данная работа. В ней рассмотрены практически все доступные для решения в настоящий момент вопросы методологии и методики этого вида экспертизы. Некоторая же фрагментарность изложения, объяснимая отсутствием позитивного научно-практического материала по ряду вопросов темы и отдельным видам судебно-психологической экспертизы, не умаляет значения работы в целом как первого и очень удачного руководства для юристов и психологов, стимулирующего дальнейшие научные исследования и совершенствование следственной, судебной и экспертной практики в области судебно-психологической экспертизы.

Источник: http://yurpsy.com/files/ucheb/spe/spe.htm

Краткая история судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертиз

Анализ истории развития СПЭ и КСППЭ позволяет выделить три основных этапа формирования данного вида экспертизы как особой формы применения специальных знаний в психологии в уголовном процессе.

Первый этап. Возникновение СПЭ и КСППЭ

Постановка вопроса о комплексировании психологических знаний с психиатрическими при производстве судебной

М. М. Коченов (1935-1999)

Основным итогом первого этапа наряду с признанием (в первую очередь со стороны практики) возможности применения психологических знаний в экспертизе стало выделение предметных видов СПЭ.

В то же время научные разработки в области исследования возможности использования специальных знаний в психологии поставили перед теорией СПЭ множество новых проблем, требующих своего решения для более эффективного применения психологических исследований в судебной практике. Актуализация этих проблем определялась не только логикой научных исследований, но и теми реальными затруднениями, которые возникали при производстве СПЭ и КСППЭ в каждодневной практике.

Эти проблемы касались широкого круга теоретических, методологических, организационно-правовых вопросов комплексных экспертиз, связанных с взаимодействием экспертов разных специальностей (психологов и психиатров); взаимодействием экспертов с органом, назначившим экспертизу; разработкой и уточнением экспертных критериев судебно-психологической, судебно-психиатрической и комплексной психолого-психиатрической оценок.

Таким образом, на первом этапе СПЭ выделилась как самостоятельная форма применения специальных знаний в уголовном процессе, были определены основные предметные виды СПЭ и одновременно с этим обозначились прикладные и фундаментальные проблемы, требующие своего дальнейшего решения.

Источник: http://studme.org/1529052730163/psihologiya/kratkaya_istoriya_sudebno-psihologicheskoy_kompleksnoy_sudebnoy_psihologo-psihiatricheskoy_ekspertiz

Судебно психологическая экспертиза коченов

Коченов Михаил Михайлович (1935-1999) — выдающийся специалист в области клинической и юридической психологии. Доктор психологических наук, старший советник юстиции, член комиссии по помилованию при президенте РФ (1992—1999).

М.М. Коченов пришел в психологию не сразу. Окончив Московский городской педагогический институт в 1959 г., он несколько лет проработал в школе учителем русского языка и литературы. В 1966 г. он поступил в аспирантуру факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Под научным руководством Блюмы Вульфовны Зейгарник защитил кандидатскую диссертацию на тему «Нарушения смыслообразования при шизофрении» (1970). С 1968 г. начал работать во Всесоюзном институте по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре СССР (ныне – Академия Генеральной прокуратуры РФ), куда его лично пригласил директор академик В.Н. Кудрявцев. Основной темой научных исследований М.М. Коченова стали теоретические, методологические и прикладные проблемы юридической психологии. В 1991 г. была защищена докторская диссертация «Теоретические основы судебно-психологической экспертизы». С 1992 по 1997 г. М.М. Коченов возглавлял Отдел правовой психологии Института при генпрокуратуре, параллельно занимался большой общественной работой – в частности, с 1992 г. активно работал в качестве члена Комиссии по помилованию при Президенте РФ.

Читайте так же:  Распределение судебных расходов между сторонами процесса

М.М. Коченов начинал как общий и клинический психолог, но в дальнейшем своем научном творчестве создал высокоинтегративную область судебно-экспертной психологической деятельности, во-первых, объединяющую достижения отдельных областей психологии – клинической, социальной, возрастной и т.п., а во-вторых, являющуюся источником новых теоретических знаний в общей психологии и ее основных разделах.

Михаил Михайлович проявил себя как блестящий медицинский психолог по крайней мере в двух ипостасях: при патопсихологическом исследовании мотивации при шизофрении и при обосновании производства комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в настоящее время – превалирующем виде использования специальных психологических знаний в форме судебной экспертизы.

Результаты диссертационного исследования нарушений смыслообразования при шизофрении обобщены в монографии «Мотивация при шизофрении» (1978), написанной в соавторстве с В.В. Николаевой.

Это исследование можно назвать классической патопсихологической работой по многим причинам. В ней явственно прослеживается влияние как Московской психологической школы, теории деятельности (М.М. Коченов являлся последовательным учеником А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии и других замечательных ученых – представителей Московского государственного университета), так и школы Курта Левина. Не случайно непосредственным учителем М.М. Коченова была Б.В. Зейгарник, основатель отечественной патопсихологии, вобравшая в себя лучшее из этих двух школ.

Другой этап деятельности М.М. Коченова как клинического психолога связан с проблемой использования профессиональных знаний в медицинской психологии при производстве судебных экспертиз.

Он одним из первых поставил проблему возможности производства комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. В своей докторской диссертации он выделил следующие признаки комплексной экспертизы:

1) обращение представителей различных областей знаний к исследованию общего объекта;

2) наличие пограничных областей между специальными познаниями, используемыми для решения вопросов;

3) направленность экспертов на решение общих вопросов;

4) использование в процессе исследования и при совместной выработке выводов специальных познаний, относящихся к различным областям;

5) применение методов различных наук, включенных в комплексное исследование;

6) направленность на решение вопросов, которые невозможно всесторонне и полно решить в рамках специальных знаний, относящихся к одной области, или путем последовательного проведения отдельных экспертиз.

М.М. Коченов подчеркивал, что в некоторых случаях только сочетание психиатрического и психологического исследований может обеспечить правильную оценку состояния психики человека, его индивидуальных особенностей и возможностей. При этом совместное психолого-психиатрическое судебно-экспертное исследование наиболее продуктивно в отношении лиц, психическое состояние которых находится на границе между нормой и патологией.

Самим М.М. Коченовым глубоко исследованы вопросы комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении несовершеннолетних обвиняемых с различными видами дизонтогенеза и потерпевших с пограничными психическими расстройствами по половым преступлениям.

Эти разработки относятся к времени, когда ни в уголовно-процессуальном, ни в гражданском процессуальном законодательствах не содержалось понятия комплексной судебной экспертизы. Жизнь подтвердила продуктивность идей М.М. Коченова и его последователей, занимавшихся в то время разработкой проблемы совместного применения знаний в психологии и психиатрии при проведении экспертизы. На сегодняшний день производство таких экспертиз регулируется Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным кодексами, Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности».

Основной вклад М.М. Коченова в теорию юридической психологии связан в первую очередь с разработкой проблем судебно-психологической экспертизы. Коченов в числе первых отечественных психологов исследовал возможности использования психологии как науки для решения вопросов уголовного судопроизводства, получения посредством использования специальных психологических познаний надежных доказательств.

Его исследования содержат обоснование общего предмета судебно-психологической экспертизы — как особого раздела в системе юридической психологии, а также обогащают юридическую психологию новым знанием — об объектах, методике СПЭ, содержании ее подвидов, возможностях развития комплексных экспертиз с участием психологов.

М.М. Коченовым, начиная с выдающейся книги «Судебно-психологическая экспертиза» (1977), изданы работы, предопределившие развитие судебных экспертиз с участием психолога на много десятилетий вперед. Сейчас этими проблемами занимаются многие ученые, публикуются монографии, пособия, статьи, проводятся исследования, учитывающие изменившееся законодательное поле, судебно-психологическая и комплексные с нею экспертизы широко внедрены не только в уголовный, но и в гражданский процесс – но так или иначе, все они опираются на основополагающие теоретические и методологические разработки М.М. Коченова, все они генетически связаны с его идеями.

Быть первым всегда трудно, и в науке наиболее ценными являются исследования «первичные», когда создается новая область, которая до этого не мыслилась. Конечно, идея использования психологических знаний ставилась еще до работ М.М. Коченова (как правило, юристами), но только как неоформленная потребность судебной практики, без разработки теоретических проблем и прикладных вопросов. Между тем, М.М. Коченов со своими учениками (О.Д. Ситковской, С.Н. Ениколоповым, Л.П. Конышевой и др.) разрабатывал проблемы экспертизы в трудных условиях, в борьбе с взглядами, отрицающими саму возможность проведения судебно-психологической экспертизы, ее научность; в борьбе с представлениями, что психологию обвиняемых, свидетелей, потерпевших должен изучать только суд; в условиях достаточно ощутимого разрыва между психологией и юриспруденцией.

Основные достижения М.М. Коченова в этой области сводятся к разработке теоретических, методологических и организационно-правовых основ судебно-психологической экспертизы; выделению предметных видов экспертизы в уголовном процессе; определению объекта и предмета экспертизы; выделению пределов компетенции судебного эксперта-психолога с ее отграничением от компетенции экспертов-психиатров, с одной стороны, и судебно-следственных органов, с другой; разработке проблем комплексных экспертиз с участием психолога (кроме возможностей психолого-психиатрической экспертизы, М.М. Коченовым исследованы проблемы психолого-лингвистической, медико-психологической, психолого-педагогической экспертиз).

Им же разработаны проблемы юридического значения отдельных предметных видов судебно-психологической экспертизы, создана общая и частные методики судебно-экспертного психологического исследования, выделены критерии экспертной оценки психических свойств, процессов и состояний. Хочется подчеркнуть, что судебно-психологическая экспертная диагностика и оценка психических явлений, влекущая определенные правовые последствия, требует глубокого знания различных областей психологии в сочетании с пониманием материального и процессуального права. Такой системный подход характерен для любого из предметных видов психологической экспертизы, разработанных М.М. Коченовым.

Читайте так же:  Ходатайство о замене ненадлежащего истца

Наряду с проблемой судебно-психологической экспертизы велик вклад М.М. Коченова в такие разделы юридической психологии как криминальная виктимология, психология допроса, использование следователем психологических знаний в профессиональной деятельности – психологам широко известны соответствующие методические пособия и рекомендации, написанные М.М. Коченовым со своими учениками, посвященные этим проблемам.

Его заключения как эксперта-психолога использовались как доказательства в обвинительных заключениях и приговорах судов, а также как основания для отмены вынесенных приговоров. М.М.Коченов в течение многих лет читал лекции по юридической психологии и судебно-психологической экспертизе на психологическом и юридическом факультетах МГУ.

Михаил Михайлович Коченов – выдающийся и уникальный психолог, значение теоретических исследований и прикладных разработок которого трудно переоценить. Его труды изучают студенты, используют психологи-практики, следователи и адвокаты. Его работы – основа множества современных психологических исследований.

Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних. — М., 1971.

Судебно-психологическая экспертиза. — М., 1977.

Мотивация при шизофрении. М., 1978 (в соавт.).

Введение в судебно-психологическую экспертизу. — М., 1980.

Судебно-психологическая экспертиза в органах военной юстиции. — М., 1982 (в соавт.).

Психология допроса малолетних свидетелей. — М., 1984, (в соавт.).

Изучение следователем психологии обвиняемого. — М., 1987, (в соавт.).

Использование следователем психологических познаний при расследовании дел об изнасиловании несовершеннолетних. — М., 1989.

Новые направления судебно-психологической экспертизы. — М., 2000, (в соавт.).

Судебно-психологическая экспертиза: теория и практика. Избранные труды. М., 2010.

При подготовке материала частично использована статья Ф.С. Сафуанова «М.М. Коченов – медицинский и юридический психолог».

Источник: http://yurpsy.com/files/lica/kochenov.htm

Судебная экспертиза психического здоровья: краткий курс (24 стр.)

б) невозможность понимать характер и значение действий преступника и оказывать ему сопротивление (юридический критерий беспомощного состояния);

в) эмоциональное состояние, которое существенно влияет на поведение потерпевших вплоть до совершения ими опасных для жизни действий.

Видео (кликните для воспроизведения).

• Анализ динамики психического состояния потерпевших в посткриминальной (судебно-следственной) ситуации с целью определения:

а) возможность потерпевших правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

б) уголовно-процессуальная дееспособность этих лиц с решением вопроса о возможности их участия в следственных действиях;

в) состояния, предрасполагающего к самоубийству, и его связи с криминалом;

г) степени тяжести телесных повреждений, повлекших за собой психические расстройства.

Учет незрелости психики потерпевших детей и подростков и их склонность к фантазированию должна учитываться в следующих вопросах к экспертам при проведении КСППЭ:

1) Страдает ли потерпевший или свидетель психическим заболевание? (компетенция психиатра).

2) Может ли он по своему психическому состоянию воспринимать обстоятельства дела и давать о них правильные показания?

3) Способен ли подэкспертный с учетом его психического состояния, индивидуально-психологических особенностей и уровня психического развития правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания? (компетенция психолога)

4) Не обнаруживает ли потерпевший (свидетель) патологической склонности к фантазированию и псевдологии?

5) Имеются ли у потерпевшего какие-либо личностные особенности, которые оказали влияние на его поведение в криминальной ситуации?

6) Мог ли потерпевший по своему психическому состоянию оказывать сопротивление в криминальной ситуации?

7) По своему психическому состоянию в настоящее время может ли потерпевший участвовать в судебно-следственных действиях?

Следует учитывать, что юридический критерий способности давать показания состоит из двух видов психической деятельности, способность к осуществлению которых и является необходимой предпосылкой для возможности использовать человека в качестве свидетеля по уголовному делу. Первый компонент юридического критерия – «способность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела» – обычно исследуются экспертами в сфере психического здоровья в докриминальной, криминальной и посткриминальной ситуациях. Второй – «способность давать о них правильные показания» – имеет значение в ситуациях предварительного следствия и судебного разбирательства.

Для эксперта-психолога, как отмечает М.М. Коченов, задача правильного восприятия свидетелем и потерпевшим обстоятельств дела имеет два аспекта. Первый аспект связан с установлением способности правильно воспринимать и воспроизводить отдельные факты или внешнюю сторону событий в пределах чувственного отражения действительности, т. е. время, место преступления, внешность преступника, последовательность его действий и действий других участников событий и т. п. Второй аспект указанной задачи связан с установлением способности правильно воспринимать внутреннее содержание событий или действий (способность к осмысленному восприятию и пониманию).

При судебно-психологическом экспертном исследовании способности к восприятию важной для дела информации необходимо учитывать внешнюю (объективную) и внутреннюю (субъективную) стороны перцептивной деятельности.

Оценка субъективной стороны восприятия включает изучение таких факторов, как:

• Уровень развития и особенности органов чувств (анализаторов) у подэкспертного.

• Уровень психического (интеллектуального и личностного) развития подэкспертного.

• Психическое состояние подэкспертного (страх, растерянность, частичное аффектогенное сужение сознания и нарушения произвольной регуляции поведения).

• Индивидуально-психологические особенности подэкспертного (повышенная внушаемость, подчиняемость, зависимость от мнения и оценок субъективно значимых, авторитетных для них людей, повышенная склонность к фантазированию).

• Глубинно-психологическая оценка механизмов психологической защиты потерпевшего («замещение», «вытеснение», «рационализация» и др.).

Фантазирование, которое имеет существенное значение при экспертной оценке свидетелей и потерпевших-подростков, может возникать по механизмам инфантильной психологической защиты, отражая стремление к самоутверждению, а также психогенно, по механизму вытеснения тяжкой ситуации или без очевидных причин по механизму «замещения» реальной действительности. Различаются патологические и непатологические формы фантазирования.

Читайте так же:  Апелляция жалоба на решение районного суда

Клиническими критериями неспособности подэкспертного правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для дела, и давать о них правильные показания являются следующие: 1) наличие глубокой личностной патологии; 2) патологический характер фантазирования; 3) выраженность психического инфантилизма; 4) нарушение критических способностей.

В отличие от этого псевдология – это сознательные, не патологические вымыслы, которые хотя и могут иметь разработанную фабулу, но осознанно служат цели собственного самоутверждения или реабилитации. Псевдология может носить характер «склонности» и развивается у аномальных личностей. Ложь – это сознательное, корыстное искажение истины для получения выгоды.

Заключение судебно-психологической экспертизы о способности подэкспертного правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания должно быть категоричным, поскольку промежуточные выводы («способность… была ограничена») не имеют какого-либо юридического значения.

Пределы компетенции эксперта-психолога определяются оценкой только принципиальной способности правильного восприятия и воспроизведения юридически значимой информации. Оценка достоверности показаний является исключительной прерогативой судебно-следственных органов и не входит в компетенцию экспертов психологов или психиатров.

Ключевые понятия:

Судебно-психологическая экспертиза способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Принципиальная способность к восприятию.

Принципиальная способность к воспроизведению.

Докриминальная, криминальная и посткриминальная ситуация.

Возможность использовать показания как доказательство по делу.

Следственная и судебная ситуации.

1. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980.

2. Метелица Ю.Л. Судебно-психиатрическая экспертиза потерпевших. М., 1990.

3. Морозова Н.Б., Шаихова Б.З. Комплексная судебная психолого-психиатрическая малолетних потерпевших. Методические рекомендации. М., 1995.

4. Печерникова Т.П., Морозова Н.Б., Смирнова Т.А. Судебная психиатрическая экспертиза потерпевших, получивших черепно-мозговую травму в криминальной ситуации. Методические рекомендации. М., 1995.

5. Печерникова Т.П., Морозова Н.Б., Смирнова Т.А., Литвиненко И.В. Психогенные состояния у несовершеннолетних потерпевших (клиника и судебно-психиатрическая оценка) Методические рекомендации. М., 1993.

6. Подростковая судебная психиатрия. Руководство для врачей / Под ред. проф. В.А.Гурьевой. М., 1996.

7. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М., 1998.

Источник: http://dom-knig.com/read_224468-24

2.2 .Объект и предмет судебно-психологической экспертизы

В теории судебно-психологической экспертизы принято выделять общий объект и общий предмет, а также частные предметы экспертизы.

Понятия общего объекта и общего предмета экспертизы сопоставимы с аналогичными понятиями общей психологии. Однако в теоретической и практической психологии выработаны несколько отличающиеся подходы.

1. Общий объект психологии и психологического исследования есть сам человек как носитель высокоразвитой психики (В. Ф. Ломов, Б. Г. Ананьев, Н. И. Непомнящая). Данная позиция свойственна представителям фундаментальной психологии [См.: Ломов Б. Ф. Указ соч. С. 9, 78, 87.].

2. В практической психологии общим объектом психологического исследования называют:

а) психику человека в целом (И. А. Кудрявцев) [См.: Кудрявцев И. А. Психолого-психиатрическая экспертиза: проблемы и перспективы//Психолог. журнал. 1985. Т. 6. № 1. С. 82.];

б) психическую деятельность в ее совокупности и единстве (М. М. Коченов) [См.: Коченов М. М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. С. 15.].

Различия вызваны методологическими причинами, влиянием различных психологических школ.

Определяя общий объект судебно-психологической экспертизы следует учитывать не только специальные, но и юридические критерии объекта судебной экспертизы.

Объект экспертизы определяется судом при ее назначении; это определенный носитель возможной доказательственной информации. Соответственно в качестве объекта экспертизы может выступать человек, имеющий определенный процессуальный статус (свидетель, сторона).

Поэтому правомерно общим объектом судебно-психологической экспертизы назвать человека как носителя психического, имеющего определенный процессуальный статус.

Традиционно под объектом понимается то, на что направлена данная деятельность; отдельные элементы объекта, включенные в практическую деятельность, составляют предмет этой деятельности [См., например: Философский словарь/Под ред. И. Т. Фролова М, 1986. С. 379, 465—466.].

Соответственно общим предметом психологического исследования в теории психологии называют психику или психическую деятельность человека; в практической психологии — отдельные психические свойства, состояния, процессы.

На наш взгляд, принципиального противоречия здесь нет. Психика отличается системностью и структурированностью. Это учитывается при проведении любого психологического исследования (не случайно в западноевропейской практике признано, что психологическая характеристика совокупности личностных свойств — обязательная часть любой психологической экспертизы). Предметом деятельности эксперта является психика как система. Однако задача эксперта — изучение личности не в целом, а выявление конкретных сторон психического состояния (например, определение эмоционального состояния и его влияния на способность в полной мере понимать фактическое содержание своих действий). Вместе с тем достоверное решение такой частной задачи невозможно, если эксперт не учитывает специфических личностных свойств, не представляет себе в целом особенностей предмета исследования.

Поэтому общим предметом судебно-психологической экспертизы можно назвать психическую деятельность (психику) как систему психических свойств, процессов, закономерностей.

Структурированность психики предполагает возможность изучения отдельно взятых элементов психической сферы (с учетом их положения и взаимосвязей в системе).

Предметом психологического исследования может быть структура личности и ее компоненты (потребности, мотивации, способности, субъективные отношения), отдельные системы психических процессов, состояний, свойств в эмоциональной, интеллектуальной, волевой сферах (например, изучение механизма формирования и функционирования восприятия, памяти, логики мышления, эмоций, воли).

Именно эти отдельные элементы — свойства, состояния, процессы — составляют специальную (собственно психологическую) основу для выделения частных предметов судебно-психологической экспертизы.

Однако, помимо психологического, следует учитывать и юридический критерий формирования частных предметов судебно-психологической экспертизы. Он определяется исходя из юридической значимости решаемых экспертом конкретных психологических задач. Если частным предметом психологического исследования вообще могут быть любые элементы общего предмета, то частный предмет психологической экспертизы составляют юридически, значимые свойства, состояния, процессы.

Читайте так же:  Ходатайство в суд по болезни

С учетом частных предметов производится предметно-содержательная классификация судебно-психологической экспертизы на виды. Для суда, назначающего экспертизу, важно верно определить экспертную задачу (частный предмет экспертизы), что предопределяет выбор вида психологической экспертизы.

В ходе психологической экспертизы, как и при производстве иной судебной экспертизы, эксперт при помощи специальных методов устанавливает различные факты психологической природы (свойства личности, установки, доминанты поведения, особенности познавательных процессов и т. д.). Такие факты являются промежуточными и сами по себе — в отрыве от вывода эксперта — никакого доказательственного значения в судебном процессе не имеют. Суд не вправе, ссылаясь, например, на выявленное экспертом свойство внушаемости, сделать вывод о неспособности субъекта к свободному принятию решения в заданной ситуации. Для этого необходима профессиональная оценка специальных фактов в их совокупности. Выявление промежуточных фактов — необходимый этап специального исследования, позволяющий эксперту сделать окончательный вывод на поставленный судом вопрос.

Таким образом, цель судебно-психологической экспертизы заключается не в констатации элементов психической деятельности, а в их профессиональной оценке экспертом (диагностике психических процессов, состояний, свойств; отношения к ситуации; влияния этого отношения на поведение; обобщенной интерпретации данных о личности).

Метод психологической экспертизы.

Метод экспертного исследования является, наряду с предметом, важнейшей отличительной чертой вида экспертизы.

При производстве психологической экспертизы используется метод психологического исследования, при помощи которого изучаются механизм, структура, функционирование и различные качественные характеристики психической деятельности.

Метод психологического исследования предполагает использование для достижения экспертных целей психологических законов и закономерностей, которые могут быть “приложимы” к качественно различным объектам. Так, психологическое исследование возможно и в отношении психически больного человека. При этом задачей психолога будет являться не диагностика патологии (это сфера компетенции психиатра), а оценка того, как вскрытые психиатром патологические изменения личности повлияли на изменение психологического поведения личности, как патология “скорректировала” действие психологических механизмов.

Метод психологического исследования включает в себя общие и специальные методы; совокупность специальных методов образует методики.

К общим методам психологического исследования можно отнести: психологическую диагностику, прогнозирование, проектирование, методы воздействия. Не все из них в равной степени допустимы при производстве судебной экспертизы. В частности, метод воздействия имеет ограниченную сферу. То же можно сказать в отношении метода психологического эксперимента (не всякую ситуацию можно и этично моделировать для достижения экспертных целей).

Общие методы модифицируются через специальные методики в зависимости от специфики экспертных задач и целей.

Например, метод психологической диагностики реализуется через специальные методы: биографический, наблюдения, беседу, инструментальные личностные методики, методики изучения особенностей отдельных сфер психической деятельности. Довольно широко используется тестирование (например, тесты MMPI, ТАТ, Розенцвейга, Ророшаха и др.). Обычно для диагностики применяется комплекс специальных методов в зависимости от цели. Допустим, исследование изменений состояния человека в нестандартной ситуации проводится при помощи психофизиологического метода, психометрических проб, метода операторских задач, личностных тестов. В некоторых случаях необходим психолингвистический метод исследования (исследование содержательной стороны документа, письма с целью установления отобразившихся в нем навыков мышления, особенностей памяти, восприятия).

Именно метод играет важную роль для разграничения компетенции психологии и психиатрии, психологической и психиатрической экспертиз. В отличие от психологии, психиатрия изучает причины и сущность психических заболеваний. Однако такого предметного различения недостаточно. Психолог и психиатр могут изучать один и тот же объект, но с различных сторон. Способ изучения предопределяется спецификой метода.

Психиатрическая экспертиза характеризуется методом психиатрического анализа, посредством которого выявляются искажения, отклонения в функционировании психологических законов и закономерностей, диагностика таких отклонений, как патологических или непатологических. Если выявленные экспертом явления не подпадают под психиатрическую диагностику (не могут быть определены как патологические), то этой констатацией компетенция психиатра и ограничивается. Психологическая диагностика и психологический анализ — компетенция психолога. При выявлении патологии психиатр производит диагностику, определяет степень деформированности эмоциональной, интеллектуальной и волевой сфер, констатирует степень сохранности тех или иных качеств личности, объясняет психопатологическое поведение в категориях психиатрии.

Однако на практике нередки случаи, когда, с одной стороны, необходимо установить обстоятельства психологической природы (например, способность лица в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий), с другой — имеются сведения об отклонениях в психике непсихотического характера (т е не связанных с психическим заболеванием) В подобных ситуациях при производстве экспертного исследования необходимо взаимодействие специалистов как в области психологии, так и психиатрии. Иначе говоря, возникает потребность в проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы

Окончательно вопросы предмета и метода комплексной экспертизы не разрешены, дискусионна проблема пределов научных компетенции психолога и психиатра [Подробнее об этом см.: Кудрявцев И. А Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988.]. Можно сказать, что общим предметом комплексной экспертизы является такая психическая деятельность, которая в целом подчиняется психологическим законам и закономерностям, но последние “отягощены” определенными изменениями психики непсихотического характера. Большинство ученых полагают, что психолого-психиатрическая экспертиза необходима, когда речь идет о так называемых пограничных состояниях, олигофрении, неврозах, психопатиях, об установлении аффекта (непатологического) у психически больных, а также о выявлении психологических факторов поведения (действий) психически больных, находящихся в стадии ремиссии. При производстве комплексной экспертизы на разных этапах используются оба метода психиатрического и психологического исследования.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studfile.net/preview/3740318/page:4/

Судебно психологическая экспертиза коченов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here