Может ли налоговая признать сделку притворной

Информационная поддержка по теме: "Может ли налоговая признать сделку притворной" с подробным описанием. В статье мы постарались полностью раскрыть тему. В случае возникновения вопросов, вы всегда можете их задать дежурному юристу.

Право налоговой на оспаривание сделки

Виталий Ветров,
управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры»

Законом РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации»и НК РФ предусмотрено право на обращение в суд с иском о признании сделки недействительной. Но является ли это право абсолютным? Имеются ли какие-то препятствия в его осуществлении? Насколько часто суды удовлетворяют подобные иски налоговых органов?

Итак. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 ноября 2012 г. № 8728/12.

Инспекция обратилась в арбитражный суд с иском к обществу «Сигма» и обществу «Лига Балтийских монтажников» о признании договора подряда от 27 июля 2009 г. № 10/07, заключенного между указанными юридическими лицами, недействительным в силу ничтожности данной сделки.

Основанием для обращения явилось: а) генеральный директор общества «Сигма» умер до подписания договора, акта приема-передачи выполненных работ; б) общество «Сигма» не имело реальной возможности для выполнения работ по договору.

Суды трех инстанций признали обоснованность требования налогового органа и признали ее недействительной.

ВАС РФ отменил судебные акты и отказал в иске налоговому органу.

1. Налоговые органы вправе заявлять в суд иски, если это право осуществляется ими в рамках выполнения задач по контролю за соблюдением налогового законодательства и если в результате удовлетворение такого требования будет иметь в качестве последствия определение должной квалификации отношений сторон с целью применения соответствующих данным отношениям налоговых последствий.

2. Так, налоговый орган в целях обеспечения поступления в бюджет налогов, может заявлять такие иски. Но ничтожные сделки и так не порождают последствий, поэтому налоговый орган оценить соответствующие налоговые последствия операций данных сделок может оценить и сам.

3. Налоговый орган вправе также самостоятельно изменять квалификацию сделок, статус и характер деятельности налогоплательщика.

4. При этом обоснованность таких действий по изменению квалификации может быть оценена в рамках налогового спора.

5. По сути, налоговый орган обратился в суд с иском по основанию ее совершения от имени Общества неустановленным лицом, а не в целях достижения поставленных перед органом задач.

6. Поэтому налоговый орган вышел за пределы своих полномочий, а, следовательно, иск подлежит оставлению без рассмотрения.

1. Суд указал, что право налогового органа на иск о признании сделки недействительной может реализовываться лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, определенных статьей 6 Закона РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации». Причем должна быть взаимосвязь между удовлетворением заявленного налоговым органом требования и реализацией задачи, стоящей перед этим самым налоговым органом.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Если мы верно поняли суд, то наличие у налогового органа иных полномочий при проведении налоговой проверки (как то переквалификация сделки) означает возможность достижения поставленной задачи и без обращения в суд. Если так, то означает ли это автоматический отказ налоговому органу? Нет, но наверно это повод задуматься о более серьезной аргументации обращения в суд с подобным иском при наличии у самих соответствующего права. Хотя подобное полномочие о переквалификации совместно с основанием обращением в суд (заключение сделки с неустановленным лицом) и приводит к отказу в иске.

2. Суд указал, что существует две группы причин для обращения в суд. Первые – позволяют налоговому органу подавать иски о признании сделки недействительной. Вторые – нет, не позволяют.

Причем в качестве вторых в рассматриваемом деле поименованы: а) заключение сделки от имени контрагента налогоплательщика неустановленным лицом; б) отсутствие у контрагента налогоплательщика реальной возможности исполнения обязательств по договору.

В качестве непоименованных можно назвать основания, используемые для определения необоснованной налоговой выгоды. Впрочем, может, мы хотим всего лишь выдавать желаемое за действительное?

Тем не менее, приятно было встретить, хотя и со ссылкой на рассматриваемый судебный акт, судебные акты, в которых налоговому органу было отказано в удовлетворении исков. Так, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 апреля 2013 г. № Ф06-2487/13 по делу № А12-19598/2012; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 мая 2013 г. № Ф07-1450/13 по делу № А56-36344/2012.

Удачи и успеха в спорах с налоговыми органами.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/vetrov/6/

Внесудебная «переквалификация» сделок налоговиками поддержана

Президиум ВАС РФ поддержал ноу-хау налоговиков по внесудебному взысканию доначисленных налогов, пеней и штрафов и 1 июня 2010 г. подтвердил право взыскивать их без суда, если поводом для доначислений стало признание сделки мнимой или притворной. По мнению ВАС РФ, признание сделки мнимой не требует судебного разбирательства, как, например, ее переквалификация.

Согласно ст. 46 НК РФ в случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок обязанность по его уплате исполняется в принудительном порядке путем обращения взыскания на денежные средства на счетах налогоплательщика (налогового агента). Это налоговики делают без обращения в суд — так называемое бесспорное взыскание.

Подобное взыскание проводится по решению налогового органа путем направления в банк, где открыты счета налогоплательщика (налогового агента), поручения на списание и перечисление в бюджетную систему России необходимых средств. Решение о взыскании принимается по истечении срока, установленного в требовании об уплате налога, но не позднее двух месяцев по его истечении.

При недостаточности или отсутствии средств на счетах налогоплательщика либо отсутствии информации о его счетах налоговый орган вправе взыскать налог за счет иного имущества в соответствии со ст. 47 НК РФ.

Тем не менее есть случаи, когда налоговики обязаны обратиться в суд. Они перечислены в п. 2 ст. 45 НК РФ. В частности, без суда нельзя взыскать суммы с организаций — участников бюджетного процесса, которым открыты лицевые счета в Казначействе или финансовом органе субъекта РФ. Это же касается и переквалификации сделки, когда обязанность налогоплательщика по уплате налога основана на изменении налоговым органом юридической квалификации сделки. Переквалификация означает, что налоговые органы будут применять к договору правила, касающиеся другого договора.

Распространяется ли судебный порядок взыскания на случай признания налоговым органом сделки мнимой или притворной? Считается ли оно переквалификацией?

Читайте так же:  Заявление на академический отпуск по семейным обстоятельствам

Мнимой сделкой признается сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Она ничтожна (ч. 1 ст. 170 ГК РФ). Под притворной понимается сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку. Она также ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила (ч. 2 ст. 170 ГК РФ). Такие сделки (мнимые и притворные) согласно ст. 167 ГК РФ не влекут юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью и недействительны с момента ее совершения.

Как видим, речь в самом деле идет об одном и том же. Одна сделка пересматривается с применением к ней тех правил, о которых стороны действительно договорились или имели в виду.

Мнения судов по этому вопросу разошлись. Некоторые считали, что одним из случаев изменения юридической квалификации сделки, влекущих судебный порядок взыскания налоговых платежей, является признание сделки мнимой (например, постановления ФАС Уральского округа от 01.04.2009 № Ф09-1696/09-С3 (кстати, оно подтверждено Определением ВАС РФ от 06.08.2009 № 9307/09) и Северо-Западного округа от 07.08.2008 по делу № А05-3617/2007). В названных решениях суды единодушно заметили, что юридическая переквалификация сделки — это не только отнесение ее к определенному виду договоров, но и оценка сделки с точки зрения такого критерия, как действительность. Причем данная позиция, по мнению судов, была сформирована еще в 2006 г. самим ВАС РФ в постановлении Пленума от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». В пункте 8 документа сказано, что при изменении юридической квалификации гражданско-правовых сделок (п. 1 ст. 45 НК РФ) судам следует учитывать, что сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ), мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК РФ) являются недействительными независимо от признания их таковыми судом в силу ст. 166 ГК РФ.

Приведенный пункт некоторые суды толковали так: для целей применения ст. 45 НК РФ признание сделки мнимой или притворной считается одним из случаев изменения юридической квалификации сделки, влекущих судебный порядок взыскания налоговых платежей.

Другие суды, напротив, считали переквалификацию сделки и признание ее мнимой или притворной разными основаниями, причем последнее из-за отсутствия указания на него в п. 2 ст. 45 НК РФ вовсе не обязывает налоговый орган обращаться в суд, чтобы взыскать доначисленные налоговые платежи. Они обосновывали свою позицию тем, что невозможно осуществить переквалификацию несуществующей сделки в другую несуществующую сделку. Поэтому установление признаков мнимости сделки не является переквалификацией для целей применения п. 2 ст. 45 НК РФ.

Парадокс, но приверженцы приведенной позиции также ссылались на п. 8 постановления ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, правда, понимали его иначе. А именно: мнимые, притворные сделки, а также сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, являются недействительными сами по себе независимо от признания их таковыми судом. В силу этого признание сделки мнимой нетождественно изменению юридической квалификации по смыслу подп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ (см. постановления ФАС Дальневосточного округа от 17.11.2008 № Ф03-5090/2008, от 29.06.2006 № Ф03-А51/06-2/1940, Поволжского округа от 10.05.2005 № А12-34211/04-С51 и Северо-Западного округа от 03.02.2004 № А05-5058/03-279/22).

В споре поставлена точка

1 июня 2010 г. вопрос о соотношении переквалификации сделки и признании ее недействительной, в частности мнимой, притворной, решен однозначно и, к сожалению, не в пользу налогоплательщиков.

Вопрос решался в рамках надзорного процесса по конкретному спору в связи с выявлением в судебной практике противоположных позиций.

Основанием для доначисления налоговых платежей (налога на прибыль, НДС, пеней и штрафов) послужили недостоверные и противоречивые сведения в документах, которые, по мнению налоговиков, не подтверждали факта реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций по приобретению продукции у поставщиков. Общество создало видимость хозяйственных отношений с организациями, которые в действительности отсутствовали. В результате налоговики признали сделки по неподтвержденным документам мнимыми, сочли необоснованными применение налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС и отнесение затрат по ним на расходы. В результате были доначислены указанные налоги, пени и штрафы. Взыскивать их налоговая инспекция намеревалась в бесспорном порядке, что и попытался оспорить налогоплательщик.

Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что переквалификация сделки и признание ее недействительной не одно и то же.

Мнимые, притворные сделки, а также сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, являются недействительными сами по себе независимо от признания их таковыми судом. В силу этого признание сделки мнимой не тождественно изменению юридической квалификации по смыслу п. 2 ст. 45 НК РФ. Поэтому, по мнению ВАС РФ, инспекция правомерно доначислила обществу налоговые платежи не в связи с изменением юридической квалификации сделок, а по причине их недействительности.

Учитывая существование де-факто прецедентного права в России, решение, вынесенное по спору, судьбоносно. Ведь им подтверждено право налоговиков в бесспорном порядке взыскивать налоговые платежи в случае признания сделки недействительной — будь то мнимые или притворные сделки или любые другие, которые отнесены параграфом 2 главы 9 ГК РФ к недействительным.

От чего зависит расположение судей при определении судьбы надзорной жалобы? Не ясно. Ведь заявления о пересмотре дел по вопросу об идентичности переквалификации и признании сделки недействительной не раз попадали в ВАС РФ от налоговиков, пытавшихся оспорить решения нижестоящих судов, принимавших переквалификацию и признание сделок недействительными за одно и то же. И ВАС РФ указывал на обязанность взыскивать утаенные платежи только через суд. Например, Определением ВАС РФ от 06.08.2009 № ВАС-9307/09 отказано в передаче дела в надзор для пересмотра решений об идентичности оснований. Тогда налоговики выявили формальный документооборот без реальных поставок, то есть мнимость сделок.

Теперь, когда позиция ВАС РФ вдруг изменилась, можно ожидать всплеск судебных споров, инициированных налоговым ведомством. Ведь так долго большинство судов отказывало в бесспорном взыскании.

Стоит остудить пыл и в желании пересмотреть принятые решения указанием Конституционного суда РФ, данным в постановлении КС РФ от 21.01.2010 № 1-П (подробнее о нем см. «ЭЖ», 2010, № 11). Так, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам недопустим в отношении тех судебных решений, которые были приняты до формулирования правовой позиции ВАС РФ, если ухудшается позиция налогоплательщика в результате его пересмотра.

Кроме того, теперь налоговики, несомненно, при наличии соответствующих признаков будут заменять переквалификацию на признание сделки недействительной. Ведь грань между этими понятиями настолько тонка, что не всегда удается ее различить.

Читайте так же:  Сроки восстановления птс при утере

Источник: http://www.eg-online.ru/article/102172/

СПОРЫ ПО ИСКАМ НАЛОГОВОГО ОРГАНА О ПРИЗНАНИИ СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ

Материал подготовил юрист ЮФ»Логос»
Исмайлов Тимур

Налоговые органы в ряде случаев предъявляют налогоплательщикам и их контрагентам иски о признании недействительными заключенных между ними сделок.
Основания, по которым сделка может быть признана недействительной, установлены нормами § 2 главы 9 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ).

В качестве ответчиков в делах о признании сделок недействительными по иску налогового органа должны привлекаться все стороны сделки.
Формально, споры по иску налогового органа о признании недействительными сделок следует отнести не к налоговым спорам, а к спорам, вытекающим из гражданско-правовых отношений, поскольку в обоснование своих требований налоговые органы ссылаются на нормы гражданского права, однако, споры по искам налоговых органов о признании сделок недействительными тесно связаны с налоговыми правоотношениями.

Фактические обстоятельства, на которые ссылается инспекция подтверждаются доказательствами, полученными налоговым органом в ходе налоговой проверки или иных мероприятий налогового контроля. Целью признания недействительной той или иной сделки для налогового органа является, как правило, подтверждение выводов, послуживших основанием для доначисления налогоплательщику сумм налога, пени, привлечения его к налоговой ответственности в решении, принятом по итогам камеральной или выездной налоговой проверки. Поэтому защита налогоплательщика от исков налоговых органов о признании недействительными сделок, по существу, является средством осуществления защиты налогоплательщика в налоговых спорах.

Правом на предъявление суд подобных исков налоговые органы наделяет норма абзаца четвертого пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации» от 21.03.1991 N 943-1 (далее — Закон о налоговых органах), согласно которому налоговые органы вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25.07.2001 N 138-О о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» указал, что в случае не поступления в бюджет соответствующих денежных средств для установления недобросовестности налогоплательщиков налоговые органы вправе в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов осуществлять необходимую проверку и предъявлять в арбитражных судах требования, обеспечивающие поступление налогов в бюджет, включая иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, как это предусмотрено пунктом 11 статьи 7 Закона.

Как отмечается в п.7 Постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22, факты уклонения ответчика от уплаты налогов, нарушения им положений налогового законодательства не подлежат доказыванию, исследованию и оценке судом в гражданско-правовом споре о признании сделки недействительной, так как данные обстоятельства не входят в предмет доказывания по такому спору, а подлежат установлению при рассмотрении налогового спора с учетом норм налогового законодательства.
Оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, должна производиться налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

При установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (начисленных пеней, штрафов).

При этом, поскольку ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 ГК РФ), суд решает вопрос об обоснованности указанной переквалификации в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных (статья 170 Кодекса).

Если суд на основании оценки доказательств, представленных налоговым органом и налогоплательщиком, придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения не учел операции либо учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания данной операции или совокупности операций в их взаимосвязи.

Таким образом, исходя из вышеизложенной позиции Высшего Арбитражного Суда РФ следует, что для налогового органа нет необходимости обращаться в суд с отдельным иском о признании сделок недействительными; он может самостоятельно переквалифицировать сделки налогоплательщика указав на их недействительность (мнимость, притворность) в своем решении и обратиться в суд с заявлением о взыскании соответствующих сумм налога, пени, штрафа. Правомерность переквалификации сделки в этом случае будет оцениваться судом в рамках налогового спора по иску налогового органа (о взыскании недоимки) или по иску налогоплательщика (о признании недействительным решения).

Тем не менее, в ряде случаев, чтобы подкрепить выводы, изложенные в своем решении, налоговый орган обращается в суд с собственным иском о признании сделки недействительной (о применении последствий недействительности ничтожной сделки). В случае удовлетворения требований налогового органа по такому иску, выводы о мнимости или притворности сделки налогоплательщика, положенные в основу решения налогового органа и подтвержденные судом не могут быть оспорены в рамках другого дела в суде с участием тех же сторон и будут иметь преюдициальное значение для налогового спора.

Какие сделки налоговые органы стремятся признать недействительными в судебном порядке? Это могут быть различные сделки налогоплательщика, факт совершения которых влечет для налогоплательщика определенные налоговые последствия. Например, договор поставки (подряда, возмездного оказания услуг), в связи с исполнением которого налогоплательщик-покупатель предъявляет к вычету сумму НДС уплаченную поставщиком (подрядчиком, исполнителем). Или заключение договора консорциума для прикрытия договора простого товарищества с целью избежания последствий, определенных главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

На какие фактические обстоятельства может ссылаться налоговый орган и какие доказательства приводить может налоговый орган в обоснование cвоих требований о признании сделки недействительной?
Например, Инспекция установила, что директор контрагента, от имени которого подписан договор, счет-фактуры, в действительности умер до его подписания, что подтверждается актом о его смерти. В этом случае суд удовлетворил иск налогового органа – Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2012 по делу N А56-44428/2010.

Видео (кликните для воспроизведения).

В ряде случаев налоговый орган ссылается на результаты почерковедческой экспертизы, показывающие, что договоры подписаны неустановленным лицом, на свидетельские показания бывшего руководителя самого общества(налогоплательщика) или его контрагентов, отрицающих подписание договоров и свое участие в хозяйственной деятельности обществ. Какими доводами может налогоплательщик обосновать свои возражения, по каким основаниям суд может отказать налоговому органу в иске?

Читайте так же:  Обжалование приговора суда в кассационном порядке

В ряде случаев суды отказывают в иске налоговым органам, ссылаясь на то, что налоговый орган не доказал, что признание сделок недействительными будет способствовать поступлению в бюджет налогов (Определение ВАС РФ от 14.11.2011 N ВАС-14299/11 по делу N А11-6692/2010, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.03.2011 по делу N А27-8706/2010).Следовательно, налогоплательщику целесообразно обосновать несоответствие заявленных требований налогового органа этим задачам, для чего необходимо проанализировать налоговые последствия оспариваемых сделок с учетом норм законодательства о налогах и сборах. Следует отметить, что встречавшаяся ранее в судебной практике позиция о том, что с момента вступления в силу части первой Налогового кодекса РФ налоговые органы утратили право на обращение в судебные органы с исками о признании сделок недействительными, не соответствует актуальной позиции Конституционного и Высшего арбитражного судом, опровергается сложившейся на сегодняшний день судебной практикой.

Судебная практика по делам о признании недействительными сделок по иску налоговых органов является неоднозначной, в ряде случаев суды удовлетворяют иски налоговых органов (Определение ВАС РФ от 12.01.2009 N 16961/08 по делу N А45-14018/2007-7/345). Все это говорит о необходимости для налогоплательщика выработки продуманной позиции, основанной на нормах права в том толковании, которое дается им судебной практикой, с учетом всей совокупности имеющихся в деле доказательств. Юрист, защищающий интересы налогоплательщика в делах по искам налогового органа о признании сделок недействительными должен хорошо ориентироваться как в налоговом, так и в гражданском законодательстве и правоприменительной практике.

ОБЩАЯ СХЕМА РАБОТЫ

2. ПРЕДСУДЕБНАЯ СТАДИЯ
— Разработка проекта иска/отзыва на иск.
— Сбор и подготовка документов, обосновывающих выработанную правовую позицию.
— Подача иска в суд. Подробнее.

3. ПЕРВАЯ ИНСТАНЦИЯ
— Проведение предварительного слушания.
— Оценка возражений противоположной стороны.
— Корректировка и уточнение сформированной позиции (при необходимости сбор дополнительных доказательств).
— Проведение основного слушания. Подробнее.

4. АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ
— Правовая оценка решения суда.
— Оценка жалобы противоположной стороны.
— Разработка проекта дела.
— Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.
— Проведениеслушания дела. Подробнее.

Работа в суде апелляционной инстанции проверяется уже вынесенное решение суда первой инстанции. Стадия апелляционной инстанции очень важна, т.к. Постановление апелляционной инстанции вступает в силу немедленно и подлежит принудительному исполнению через службу судебных приставов. Апелляционная инстанция заседает в составе 3-х судей, а не одного, как в суде первой инстанции, выносит решение коллегиально; по ряду вопросов может иметь свою собственную правовую позицию. Поэтому на этом этапе очень важно хорошо подготовиться к делу и суметь отстоять уже принятое в пользу клиента положительно решение или добиться изменения отрицательного решения.

6. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
— Возбуждение исполнительного производства.
— Участие в исполнительных действиях.
— Обеспечение исполнения решения суда. Подробнее.

Источник: http://www.logosinfo.ru/zashita-v-sude/arbitradj/nalogovye-spory/priznanie-sdelok-nedeistviteljnymi/

Вправе ли налоговые органы предъявлять иски о признании сделок недействительными?

Гришин А.В., стажер кафедры государственно-правовых дисциплин Московского гуманитарного университета.

Долгое время оставался спорным вопрос о наличии у налоговых органов права на предъявление в суды исков о признании сделок, заключенных налогоплательщиками, недействительными.

Связано это с тем, что в ст. 31 НК РФ, в которой указаны права налоговых органов, с 17 августа 1999 г. было исключено право налоговых органов предъявлять в суды иски о признании сделок недействительными и о взыскании в доход государства приобретенного по таким сделкам имущества в случаях, предусмотренных гражданским законодательством РФ.

Изменения в данную статью были внесены Федеральным законом от 9 июля 1999 г. N 154-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации».

В то же время до сих пор действует Закон РФ от 21 марта 1991 г. N 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации», п. 11 ст. 7 которого установлено, что налоговым органам предоставлено право предъявлять в суды общей юрисдикции и арбитражные суды иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

В связи с этим возникала неясность, вызванная двумя этими Законами, притом, что мнения специалистов по поводу разрешения данного вопроса разделились.

Одни считают, что у налоговых органов отсутствует право подавать в суды иски о признании сделок недействительными, ссылаясь на то, что необходимо руководствоваться более поздним законом, каким в данном случае является Налоговый кодекс РФ, не предусматривающий права налоговых органов на предъявление исков о признании сделок недействительными .

Брызгалин А.В., Берник В.Р., Головкин А.Н. Налоговая оптимизация: принципы, методы, рекомендации, арбитражная практика / Под ред. канд. юрид. наук А.В. Брызгалина. Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2002. С. 29.

Их оппоненты (в том числе специалисты МНС России) отмечают, что отсутствие упоминания в НК РФ права налоговых органов на предъявление в суды исков о признании сделок недействительными не означает, что данное право не может быть предоставлено другим законом. При этом Закон N 943-1 не был отменен в момент принятия Налогового кодекса.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 марта 2005 г. N 13885/04.

Несмотря на то что для нижестоящих судов позиция Президиума ВАС РФ носит рекомендательный характер, анализ арбитражной практики показывает, что суды следуют позициям, приведенным Президиумом ВАС РФ. В связи с этим можно считать, что ВАС РФ своим Постановлением поставил точку в приведенном споре.

Вместе с тем неразрешенным остается вопрос о том, по какому основанию налоговые органы вправе признавать сделки недействительными.

Дело в том, что Гражданский кодекс РФ, устанавливая основания, по которым сделки могут быть признаны недействительными, содержит только одну статью, предусматривающую в качестве последствия недействительности сделки взыскание всего полученного в доход государства. Речь идет о ст. 169 ГК РФ, устанавливающей недействительность сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Во всех остальных случаях, в том числе при совершении сделки, не соответствующей закону или иному правовому акту, в силу п. 2 ст. 167 ГК РФ последствием недействительности сделки является двухсторонняя реституция, то есть обязанность сторон возвратить друг другу все полученное по сделке.

В связи с этим, для того чтобы по сделке, направленной на уменьшение налогов, полученное сторонами было взыскано в доход государства, такая сделка должна быть признана совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Конституционный Суд РФ в Определении от 8 июня 2004 г. N 226-О указал, что уклонение от налогов — цель, заведомо противная основам правопорядка и нравственности.

Читайте так же:  Приостановка срока исковой давности

Такая позиция вызвала критику ряда видных цивилистов. Так, доктор юридических наук Е.А. Суханов указал, что по общему правилу сделки, совершенные в обход норм налогового законодательства, должны квалифицироваться как сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, то есть по ст. 168 ГК РФ. Сделка, нарушающая правовые предписания, не может автоматически считаться антисоциальной. При ином подходе «антисоциальными» пришлось бы признавать всякие незаконные сделки, а ст. 168 ГК РФ утратила бы право на существование .

Суханов Е.А. Антисоциальные сделки в науке и практике // Эж-Юрист. 2005. N 8. С. 1.

Данный вопрос не находит пока однозначного разрешения в арбитражных судах. Ранее приведенное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13885/04, констатируя правомерность предъявления налоговыми органами исков о признании сделок недействительными, обходит вопрос об основаниях, по которым налоговые органы вправе подавать такие иски.

На уровне федеральных округов в некоторых случаях суды признавали сделки, направленные на уменьшение налогов, заведомо противными основам правопорядка и нравственности . В других случаях считали, что оснований для применения ст. 169 ГК РФ нет .

См., напр.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 5 марта 2002 г. по делу N А43-4906/01-2-126.
См., напр.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 ноября 2003 г. по делу N А33-3630/03-С1-Ф02-3949/03-С2.

При этом в ряде постановлений федеральных арбитражных судов прямо указано, что налоговые органы не имеют права предъявлять требования в арбитражный суд о признании сделки недействительной на основании ст. 168 ГК РФ . Вместе с тем в других постановлениях федеральные арбитражные суды удовлетворяли требования налоговых органов о признании сделки недействительной по ст. 168 ГК РФ .

См., напр.: Постановление ФАС Поволжского округа от 9 сентября 2004 г. по делу N А 55-16992/03-46.
См., напр.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 июня 2004 г. по делу N А79-6488/2003-СК2-6197.

В связи с этим, несмотря на то что ВАС РФ закрепил за налоговыми органами право обращаться в суд с исками о признании сделок недействительными, окончательно не определен механизм предъявления таких исков, вследствие чего возможность отказа налоговым органам в иске о признании сделок налогоплательщиков недействительными сохраняется.

По нашему мнению, в рамках защиты государственных интересов налоговые органы правомочны предъявлять иски о недействительности только тех сделок, которые совершаются с целями, заведомо противными основам правопорядка и нравственности, таких, например, как продажа оружия или наркотических средств. При этом данные сделки могут быть связаны с уменьшением налогов, однако следует согласиться с мнением ученых, считающих, что сделка, направленная на уменьшение налогов, не должна автоматически признаваться сделкой, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Вследствие этого налоговые органы не вправе предъявлять иски о недействительности таких сделок по ст. 169 ГК РФ.

Поскольку налоговым органам предоставлено право предъявлять иски о недействительности сделок, последствием недействительности которых является взыскание всего полученного в доход государства, представляется, что налоговые органы не вправе предъявлять иски о признании сделок недействительными по иным, нежели ст. 169 ГК РФ, основаниям. В случае признания сделки недействительной по иным основаниям полученное по сделке не будет взыскано в доход государства, а следовательно, у налоговых органов как у представителей государства не будет материального и процессуального интереса в предъявлении таких исков.

Вместе с тем необходимо учитывать, что признание сделки недействительной может повлечь пересчет налоговых обязательств налогоплательщика и, как следствие — взыскание налоговыми органами недоимки, пеней и штрафа.

Представляется, что указанная проблема может быть решена путем реализации налоговыми органами предоставленного им пп. 1 п. 1 ст. 45 НК РФ права производить переквалификацию сделки для целей налогообложения в судебном порядке без предъявления исков о признании сделок недействительными. В таком случае пересчет налоговых обязательств с соответствующими последствиями может быть осуществлен без рассмотрения вопроса о действительности сделки для целей, не связанных с налогообложением.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/18072-vprave-nalogovye-organy-predyavlyat-iski-priznanii-sdelok

Первичный экономический анализ института притворных сделок: почему нельзя применять требования закона к форме прикрытых сделок

I

Под притворной сделкой Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – «ГК РФ») понимает такую сделку, которая заключена не в соответствии с истинной волей сторон, и, следовательно, порождающая не соответствующие воле сторон правовые последствия. Так, по характеристике «состава недействительности» притворные сделки квалифицируются как сделки с пороком воли.

В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная с целью прикрытия другой сделки, ничтожна, а иск о признании некой сделки недействительной вправе подать любое лицо, интересы которого затрагиваются заключением или исполнением такой сделки.

В то же время во внимание суда или иного лица, оценивающего природу и содержание сделки, подпадает прикрываемая сделка, то есть та, которую стороны на самом деле имели в виду, та сделка, правовые последствия которой стремились достичь стороны.

Классический пример притворной сделки может выглядеть следующим образом. Двое желают, скажем, заключить договор купли-продажи с ценой предмета сделки в 100 рублей. Однако, руководствуясь противоправными целями (недобросовестными или незаконными, например уклониться от уплаты налога; правила НК РФ о применении кадастровой стоимости недвижимости для целей исчисления налогооблагаемой базы опущены для упрощения), стороны указывают в договоре цену в 50 рублей. Так, истинная воля сторон направлена на отчуждение некого блага за 100 рублей, но искаженная противоправными намерениями, она попадает в состав юридического факта как направленная на отчуждение того же блага за 50 рублей.

Гражданский кодекс предопределяет квалификацию такой сделки судом (если ничтожная сделка попадает на рассмотрение в суд) следующим образом. Прикрывающая сделка, то есть договор купли «за 50», признается недействительной как содержащая порок воли, а прикрываемая сделка, то есть договор купли «за 100», как бы замещает порочную сделку, становится на ее место как изначально существующая. С момента заключения притворной сделки действительной считается именно прикрываемая сделка, то есть договор купли «за 100». И именно к этой последней сделке применяются все императивные требования закона для действительности уже этой, замененной сделки.

II

Какие основные причины или мотивы побуждают контрагентов к использованию притворных сделок? Их можно разделить на экономические, этические, морально-нравственные. К первым можно отнести желание избежать характерных и необходимых для достижения оригинального правового результата издержек, удораживающих в итоге приобретение блага. Иные категории труднее разграничить между собой, но они также могут существовать: это может быть желание приобрести репутационные очки (от якобы альтруистической сделки), избежать общественного порицания за несправедливое с точки зрения общественности распределение благ (в случае завышенной цены, например) и иные.

Читайте так же:  Персональные данные родителей для школы

Так, само со себе заключение притворной сделки не уничтожает истинной воли сторон по вступлению в некие экономические отношения. И тут мы подходим к главному вопросу института притворной сделки. В чем состоит политико- и экономико-правовой смысл существования такого института, а именно замещения порочной воли истинной? Зачем право как бы прощает недобросовестным сторонам соответствующий порок и все-таки принимает во внимание истинное назначение сделки?

В силу естественных причин смысл заключения притворных сделок для сторон понятен – исказить действительные намерения сторон для третьих лиц (например, налоговых органов) с целью того, чтобы избежать не нравящихся сторонам последствий истинной воли сторон (так, большая цена сделки может влечь больший размер налога). Действительно, в некоторых сферах экономической жизни издержки, необходимые для получения некоторого блага, являются слишком высокими для того, чтобы законопослушно нести их и играть честно. В силу объективно существующих провалов рынка или неудачных вмешательств государства в определенную сферу (например, в налоговой сфере) сторонам выгодней для третьих лиц отразить не совсем то, что действительно происходит между ними.

Вполне понятно, на такую естественную и предсказуемую девиацию контрагентов от честного поведения государство реагирует на первый взгляд достаточно жестко для того, чтобы понудить контрагентов не поступать соответствующим образом. Так, кажется, что смысл замещения притворной сделки предполагающейся заключается в том, чтобы в каком-то смысле наказать стороны, решившиеся на недобросовестное или незаконное поведение. Средством, избранным государством для отсечения подобных сделок в обороте, является страх недействительности (ничтожности) притворной сделки, и становление на ее место сделки прикрываемой. А исходя из основных побуждений контрагентов к заключению притворных сделок, избранное средство призвано увеличивать прямые издержки сторон на достижение истинного правового результата, восстанавливая эти издержки соразмерно желаемому их сокращению. Строго говоря, право как бы говорит таким сторонам: будьте готовы нести все сопутствующие издержки, необходимые для достижения того правового последствия, которого вы действительно желаете.

Цель института в приведенном примере с уменьшением налогооблагаемой базы – восстановить оригинальную и адекватную истинной воле сторон налогооблагаемую базу и обеспечить справедливость в обществе: все контрагенты должны играть по одинаковым правилам.

III

Вместе с тем, практическое применение требований всех норм закона к прикрываемой сделке неизбежно ставит вопрос и о применении требований о форме сделки. Так, получается, что прикрывающая сделка недействительна по самостоятельному основанию – п. 2 ст. 170 ГК РФ, а прикрываемая в ряде случаев становится таковой в силу нарушения требований о простой или квалифицированной письменной форме.

Естественно, существующее регулирование является безоговорочно адекватным в том случае, если стороны заключили две разные по правовой природе «притворные» сделки, одна из которых соответствует прикрываемой. Мне бы хотелось сделать акцент на ситуации, при которой существует одна надлежащим образом совершенная сделка и одна стоящая за такой «фактическая» сделка, например по передаче наличных денег из рук в руки. В указанном выше примере с уменьшением налогооблагаемой базы такой «фактической» сделкой будет передача «оставшихся» пятидесяти рублей продавцу. Представим, что «фактическая» сделка должна быть нотариально оформлена, а притворная сделка совершена с соблюдением этого требования. Окажется, что при критикуемом подходе суду придется признавать и «фактическую» сделку недействительной.

Что получается на выходе с применением п. 2 ст. 170 ГК? Стороны действуют заведомо недобросовестно или незаконно. А суд, вместо того, чтобы реализовать восстанавливающий справедливость (и в какой-то степени карательный) потенциал института недействительности притворной сделки – восстановить налогооблагаемую базу – вместо этого признает и прикрываемую сделку недействительной в отсутствие предусмотренной законом формы договора.

Получается, что стороны не наказываются за незаконное или недобросовестное поведение, они просто реституируются. Так, кажется, право не увеличивает издержки, которые суду дóлжно бы восстановить для совершения и исполнения притворных сделок. Вместо этого, право откровенно прощает сторонам ненадлежащее и вредное для оборота поведение. Да и в конце концов, вряд ли возможна ситуация, в которой стороны, идущие на притворную сделку, вместе с ней надлежащим образом оформят и прикрытую сделку.

Думается, что при таких экономико- и политико-правовых ставках возможность уничтожать и прикрытые сделки на основании несоблюдения требуемой формы дезавуирует весь правовой и экономический потенциал и назначение института притворной сделки. Однако, на практике возможен именно такой подход к применению п. 2 ст. 170 ГК РФ.

В Определении судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ № 16-В03-6 от 17 июня 2003 года указывается: «при этом, как следует из примененной судом нормы, к прикрываемой сделке, на совершение которой направлены действия сторон с целью создания соответствующих правовых последствий, применяются относящиеся к ней правила, в том числе о форме сделки».

В литературе с некоторой периодичностью появляются суждения о том, что само по себе существование в надлежащей форме притворной сделки является письменным подтверждением прикрытой сделки, что «излечивает» порок формы последней. Эта мысль кажется и искусственной, и не подкрепляемой нормами закона. Все-таки не о каких-то «подтверждениях» или «доказательствах» говорится в статьях 162, 163, и иных ГК РФ. Сделка, как волевой акт, в особых случаях требует не просто доказательств совершения, но напрямую зависит от формы ее совершения.

В еще более полный рост встает вопрос в случае, если закон требует от прикрытой сделки нотариальной формы. Например, как быть в случае отчуждении доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью по заниженной цене при условии обязательности нотариальной формы такой сделки (п. 11 ст. 21 ФЗ «Об ООО»)? При ничтожности сделки с менее высокой ценой окажется ли прикрытая сделка с адекватной (более высокой) ценой недействительной как не совершенная в нотариальной форме?

Кажется, регулирование притворных сделок не должно допускать возможности уничтожить прикрытую сделку лишь на основании несоблюдения формы. Коль скоро восстанавливается истинная воля сторон в целях опосредования того или иного действительного их решения теми или иными издержками, обязательными для всех, хитрость сторон, заключивших притворную сделку, должна приводить хотя бы к компенсационному по характеру санкционированию. Так, возможно, нелогично исходя из анализа de lege ferenda избавлять таких лиц от тех издержек, которые они неминуемо бы понесли, если бы действовали честно и играли «по правилам».

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/blog/2017/07/13/pervichnyj_ekonomicheskij_analiz_instituta_pritvornyh_sdelok_kak_osnovanie_dlya_neprimeneniya_trebov

Может ли налоговая признать сделку притворной
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here