Моральный вред за рубежом

Информационная поддержка по теме: "Моральный вред за рубежом" с подробным описанием. В статье мы постарались полностью раскрыть тему. В случае возникновения вопросов, вы всегда можете их задать дежурному юристу.

Правовой анализ института компенсации морального вреда в зарубежном законодательстве

В отличие от России, в зарубежных государствах накоплена богатая практика применения аналогичных правовых институтов. В наибольшей степени это относится к англосаксонской (прецедентной) системе права, применяемой в Англии, США и ряде других государств, в основном — бывших английских колониях. В отличие от российского законодательства зарубежное устанавливает существенно различные основания ответственности в зависимости от умышленных или неосторожных действий причинителя вреда. В первом случае правовая цель возмещения причиненного вреда носит штрафной характер, во втором — компенсационный. В соответствии с законодательством Великобритании невозможно потребовать возмещение морального вреда при отсутствии страдания (переживания) или материального ущерба.

Некоторые особенности присущи английскому праву при решении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного диффамацией, т.е. распространением сведений, умаляющих честь и достоинство того или иного лица. Согласно английскому закону о диффамации 1952 г. действия по распространению таких сведений дифференцируются на квалифицированную клевету и простую клевету [2.30.]. Законодательство Великобритании и судебная практика отграничивают диффамацию от простого оскорбления, умаляющего достоинство человека, но не причиняющего вреда его здоровью. В упомянутом выше Законе о диффамации 1952 г. введено понятие «невиновная диффамация», ответственность за которую не наступает, если причинитель вреда делает предложение потерпевшему об опровержении распространенных порочащих сведений [2.3.].

Если говорить, о правовых способах защиты чести, достоинства и деловой репутации в праве Англии и США, то такими являются судебный запрет и компенсация морального вреда. К первому суд может прибегнуть в случае, если порочащие сведения не получили распространения, но существует реальная угроза этому. Компенсация морального вреда по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации в связи с исками, вытекающими из диффамации, может быть номинальной или символической, презрительной, т.е. компенсация в виде порицания истца и штрафной. Номинальная компенсация в качестве ответственности за диффамацию наступает тогда, когда, по мнению и решению суда, потерпевший претерпел значительные страдания.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Презрительная компенсация может иметь место при формальном решении судебного дела в пользу истца, но само предъявление иска считают нарушением нравственных принципов. В остальных случаях судьи взыскивают по рассматриваемой категории дел штрафные компенсации. В последнее время английские ученые-юристы и правоведы-практики, занимающиеся защитой чести, достоинства и деловой репутации, озадачены решением двух проблем: различием в подходах к психическому (моральному) вреду, связанному и не связанному с телесными повреждениями, и определением критериев ограничения ответственности правонарушителя в случаях наступления нервного шока, когда психический вред причинен по неосторожности.

По общему правилу большинства штатов течение срока исковой давности определяется с момента совершения правонарушения по рассматриваемой категории дел, но в судебной практике установлено правило (в интересах потерпевшего), в соответствии с которым для потерпевшего в ряде случаев причинения морального вреда срок исковой давности определяется с того момента, когда он узнал или должен был узнать (при соответствующей осмотрительности) о причиненном ему вреде. Следует отметить, что в странах континентального права, например, в Германии, во Франции, распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, является, прежде всего, основанием для применения норм уголовного права.

В отличие от законоположений других европейских стран германское законодательство в этом плане не выработало единого принципа ответственности, характерного для причинения как имущественного, так и неимущественного вреда. Компенсация морального вреда в законодательстве Германии предусмотрена 847-м законоположением Германского гражданского уложения (далее — ГГУ), т.е. деньги за страдания по аналогии с российским законодательством [2.16.]. В ГГУ интересы, защищаемые законом в сфере неприкосновенности личности, за нарушение которых была бы предусмотрена имущественная компенсация, специально не перечисляются. В то же время законодательство устанавливает, что если вред причинен личности, а не имуществу, денежная компенсация может быть получена только в случаях, специально предусмотренных нормами права. Под нематериальным вредом в законодательстве ФРГ понимается умаление неимущественных прав и благ, принадлежащих личности.

В судебной практике основным принципом компенсации, ответственности за вред законоположения определили реституцию, т. е. возвращение потерпевшей стороны в положение, которое она занимала до правонарушения. В тех же случаях, когда такая реституция невозможна или в результате правонарушения нет возможности в полном объеме возместить вред, правонарушитель должен компенсировать причиненный вред деньгами.

Сложившаяся в Германии судебная практика свидетельствует о том, что при исчислении компенсации морального вреда принимаются во внимание суммы компенсации, определенные ранее вынесенными решениями судов по аналогичным правонарушениям (выписки из таких решений систематизируются и публикуются в качестве аналога по конкретным делам).

Таким образом, в германской статусной правовой системе в отношении размера компенсации за страдания по существу применяется принцип прецедента, а состав оснований ответственности за причинение страданий совпадает с общим составом оснований ответственности за причинение вреда и охватывает следующие обстоятельства: наличие страданий, причиненных умалением личных неимущественных прав; противоправность действий причинителя вреда; наличие адекватной причинной связи между противоправным действием и наступившими последствиями в виде страданий; вина причинителя вреда.

В то же время в странах прецедентного права, к которым относятся Англия и США, в отношении размера компенсации принцип прецедента не действует. Следует отметить, что при определении окончательного размера компенсации также по принципу прецедента (присуждаемые денежные суммы индексируются с учетом общеэкономической и социальной ситуации в стране).

Компенсация за страдания может присуждаться и в виде периодических платежей в случае тяжкого повреждения здоровья с прогрессирующим нарушением жизненных функций потерпевшего человека, а также в зависимости от конкретных обстоятельств — пожизненно или на определенный период времени. Компенсация морального вреда может иметь место по судебному решению с учетом срока исковой давности, который составляет три г.. Началом течения срока давности считается тот момент, когда потерпевший узнал или должен был узнать о причиненном нематериальном вреде и получил или должен был получить достаточные для предъявления иска сведения о причинение вреда. Между тем, даже если срок давности не истек, необоснованное промедление обращения в суд с требованием о компенсации морального вреда может рассматриваться как основание для снижения ее денежного размера. Гражданский кодекс Франции не устанавливает различия между материальным и моральным вредом, для возмещения которого ответчик должен быть виновен в его причинении.

Читайте так же:  Подача апелляционной жалобы на приговор суда

Распространенными в судах Франции являются исковые требования о случаях неправомерного использования чужого имени или псевдонима, умаления женской чести, вторжения в чужое жилище, причинения вреда здоровью и т. д. Институт возмещения морального вреда во Франции используется и в случаях договорной ответственности.

Таковы в общих чертах проблемы компенсации морального вреда, в частности, за диффамацию в некоторых западных странах, решения которых заключаются в поисках разумного компромисса между общественными интересами и интересами личности.

Итак, подводя итоги первой главы, можно сделать вывод, что институт морального вреда является основным способом защиты нематериальных благ.

Моральный вред затрагивает нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона — жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и др.

Основания для возмещения компенсации морального вреда возникают при наличии: нравственных и физических страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага; неправомерного действия причинителя вреда; причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом; а также вины причинителя вреда, как с умыслом, так и по неосторожности.

Изучение истории развития института компенсации морального вреда в России позволяет утверждать нам, что со времен Киевской Руси обнаруживаются предпосылки его формирования как средства регулирования межличностных отношений, направленного на вытеснение обычая личной расправы с обидчиком. И, наоборот, при усилении публично-государственных начал в Петровскую эпоху, отрицании самоценности человеческой личности происходит умаление частно-правовых средств защиты личности. По этапам формирования института компенсации морального вреда в России прослеживается общая тенденция постепенного отхода от первоначально сформировавшейся штрафной системы определения размера компенсации и перехода к определению размера компенсации на основе свободного судейского усмотрения.

Проанализировав законодательство зарубежных стран в области морального вреда следует отметить, что в цивилизованных правовых доктринах западных стран в отличие от российского законодательства установлены существенно различные основания ответственности в зависимости от умышленных или неосторожных действий причинителя вреда. В рассмотренных нами некоторых странах под диффамацией подразумевается распространение порочащих сведений, независимо от их соответствия или несоответствия реальным фактам. Российская же гражданско-правовая доктрина и практика под диффамацией понимала и понимает распространение порочащих сведений, соответствующих действительности. Ответственность за распространение таких сведений в российском праве не установлена.

Если говорить о размере компенсации морального вреда, в странах прецедентного права, таких как, к примеру, в Великобритании установлена тарифная система, в США есть верхний предел размера компенсации, а в Германии в Германском уложении законодатель не выработал единого принципа ответственности, характерного для причинения как имущественного, так и неимущественного вреда, однако полагаются размер денежного возмещения за страдания по аналогии с российским законодательством.

Реформа гражданского законодательства России коснулась области института морального вреда новой редакцией ст. 151 ГК РФ, которая устранила какие-либо сомнения в том, что такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, может применяться лишь в отношении физического, а не юридического лица [2.31.]. Такой же вывод следует и из п. 11 ст. 152 ГК РФ в ее новой редакции, где установлено, что правила этой статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Источник: http://studbooks.net/2413217/pravo/pravovoy_analiz_instituta_kompensatsii_moralnogo_vreda_zarubezhnom_zakonodatelstve

КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

студент магистратуры института права по специальности юриспруденция Самарский государственный экономический университет,

канд. юрид. наук, доц. Самарский государственный экономический университет,

Одной из ведущих целей правового государства является обеспечение самого справедливого и быстрого восстановления нарушенного права, а также возмещение нанесенного вреда. Среди установленных в законодательстве Российской Федерации видов вреда наиболее спорным можно назвать моральный вред и его компенсация.

Согласно ст.151 ГК РФ, термин «моральный вред» это нравственные или в какой-либо степени физические страдания, вызванные противоправными действиями человека виновного в этих страданиях. Представление о моральном вреде и его составляющие элементы зарождались в российском праве под влиянием зарубежного законодательства. Невзирая на то, что понятие и все составляющие морального вреда довольно подробно изучены учеными-цивилистами и юристами-практиками, по сей день существуют дискуссии по этому вопросу.

Избегая необоснованные требования о компенсации морального вреда, разумно было бы особым образом распределить бремя доказывания. Отталкиваясь от этого, в ситуациях нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав нужно установить презумпцию причинения морального вреда и таким образом освободить потерпевшего от доказывания. А в ситуациях нарушения имущественных прав сделать иначе: возложить на истца бремя доказывания причинения ему морального вреда, то есть исходить из презумпции его отсутствия.

Нарушение физической неприкосновенности означает нанесение вреда не только целостности тела, но и иные вмешательства в телесную неприкосновенность. К примеру, повреждение кожного покрова головы при стрижке. В этом случае человеку причинены страдания, а потому он может требовать компенсацию. Так же суд имеет право признать машинку для стрижки источником повышенной опасности, а парикмахера признать владельцем источника повышенной опасности. В Германии такие правоотношения возникают достаточно часто, однако в России подобные споры не подпадают под категорию дел о компенсации вреда, который причинен источником повышенной опасности.

Компенсировать моральный вред в РФ можно при негативных психических переживаниях, выражающихся в физических или нравственных страданиях потерпевшего, а также незаконных действиях причинителя вреда, выражающееся в нарушении законодательных норм РФ [3]. В то же время нравственные страдания могут возникнуть абсолютно от разных правонарушений, но судом будут учитываться только те, которые имеют правовое основание. В Германии, нужно наличие таких оснований как страдания, причиненных умалением личных неимущественных правовых благ; противоправность действия причинителя вреда; наличие адекватной причинной связи между противоправным действием и наступившими последствиями, таких как страдания; вина причинителя вреда. Поэтому можно сделать вывод, что основания для компенсации морального вреда в России и Германии обязательны и совершенно идентичны.

Касательно судебной практики, большинство судебных решений по ст. 1079 ГК РФ связано с взысканием вреда, причиненного транспортным средством и иными механизмами[1]. Она практически не применяется, когда предприятия, которые загрязняют среду наносят вред объектам природы и здоровью населения. Похожую установку можно заметить и в Германии, где право на компенсацию морального вреда, полученного в результате дорожно­транспортного происшествия появляется вне зависимости от гражданства лица, места жительства и места его лечения.

В сравнение с Россией в зарубежных странах уже набрана широкая практика применения правовых институтов, подобных российскому правовому институту компенсации морального вреда. В максимальной степени это относится к государствам с англосаксонской (прецедентной) системой права, применяющейся в Англии, США и ряде других государств (в основном, в бывших английских колониях). Будучи крупнейшей колониальной державой, Англия распространила принципы англосаксонской правовой системы во многие государства.

Читайте так же:  Доверенность выдана заместителю генерального директора

Чтобы разнообразный вред не считался слишком отдаленным, он должен быть прямым последствием происшествия либо предвидимым последствием, если даже возникает опосредованно. Примером может послужить случай со спасателем в дорожно-транспортном происшествии. Хотя психический вред, причиненный лицу, который явился на помощь потерпевшему, не прямое следствие аварии, вероятность появления спасателя признается предвидимым обстоятельством.

Английские суды применяют весьма жесткие критерии в отношении предвидимости причинения вреда.

Главным положением ответственности за нанесение психического вреда, это близость потерпевшего к происшествию. В ситуациях, когда психический вред причиняется одновременном с телесным вредом, такая близость предполагается и не входит в предмет доказывания при рассмотрении дела в суде. Психический вред при отсутствии физического вреда возникает, к примеру, в ситуации утраты близкого человека. При неосторожном причинении смерти близкому, психический вред не возмещается, если он выражается в «обыкновенном» горе от утраты, поскольку горе рассматривается как обычная человеческая реакция, а не как вред какого-либо рода. [5]

Необходимо выделить проблемы касательно компенсации морального вреда за вред, причиненный источником повышенной опасности, и найти пути их разрешения:

— На сегодняшний день в законодательстве нет определения «источник повышенной опасности». В теории тоже не разработано их однообразное толкование. Это требует решения. Нехватка конкретного определения этого понятия в нормативно­правовых актах порождает трудности, которые связанны с правильным понимание, и это отражается на уровне защиты[5]. Поэтому в ст.1079 ГК РФ предлагается закрепить определение данного понятия.

— Так же необходимы нормы, компенсирующие моральный вред не только потерпевшему, но и его близким родственникам, понесшим психические страдания в связи смерти, вреда здоровью или потери трудоспособности члена семьи.

— Поскольку, существуют затруднения в судебной практике при решении вопроса о размере компенсации, нужно закрепить минимальный размер компенсации морального вреда, за вред причиненный источником повышенной опасности, который составит не менее 100 МРОТ. Или закрепить тарифы, а быть может, и вывести формулу, определяющую размер исходя из страданий, которые должен перенести нормально реагирующий человек в тех или иных обстоятельствах.

Итак, моральный вред – понятие субъективное и индивидуальное. Размер компенсации морального вреда обусловлен многими факторами, которые вытекают из существа самого деликтного обязательства, поэтому законодатель оставляет решение подобной проблемы на усмотрение суда[4].

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 28.12.2016): [федер. закон: принят Гос. Думой Федер. Собрания РФ 21 октября 1994 г.] // Справочно-правовая система «Консультант Плюс» — Электрон. текст. данные. — Ст. 1079,1100.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина» // Консультант Плюс: Судебная практика.
  3. Рожкова, М.А. Об источнике повышенной опасности/ М.А. Рожкова //Вестник ВАС РФ. 2002. № 2. С.122.
  4. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М., Юрайт. 2008. — 190 с.
  5. Эрделевский А.М. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда // Государство и право. — 1997. — №4. — С. 21.
  6. Антимонов, Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности / Б.С. Антимонов. М., Юридическая литература, 2011. 45 с.

Источник: http://sibac.info/studconf/science/xli/101330

Эрделевский А.М.. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. — М.: Издательская группа ФОРУМ—ИНФРА-М. — 240 с.. 1996

В книге комплексно рассматриваются правовые проблемы компенсации морального вреда в России, Англии, США и Германии, освещен широкий круг вопросов: понятие морального вреда, право на компенсацию морального вреда, общие правила определения размера компенсации и их особенности для различных видов правонарушений. Использованная в книге отечественная и зарубежная судебная практика и ее подробный анализ помогут читателю разобраться в сложных вопросах, связанных с компенсацией морального вреда, в особенности с определением денежного размера компенсации. Разработанные автором формула и таблица для обоснованного определения размера компенсации уже находят применение в судебной практике. Для практического использования в книге приведена подборка законодательства о компенсации морального вреда, разработаны образцы исковых заявлений о компенсации морального вреда и типовое соглашение о добровольной компенсации морального вреда. Для практикующих юристов, преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов.

Источник: http://lib.sale/uchebnik-pravo-grajdanskoe/kompensatsiya-moralnogo-vreda-rossii-rubejom.html

История возникновения и развития института компенсации морального вреда в российском праве

Дата публикации: 30.11.2015 2015-11-30

Статья просмотрена: 3474 раза

Библиографическое описание:

Хуснутдинова С. А. История возникновения и развития института компенсации морального вреда в российском праве // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 793-794. — URL https://moluch.ru/archive/103/23882/ (дата обращения: 11.02.2020).

Институт компенсации морального вреда имеет свои глубокие исторические корни, несмотря на то, что в законодательстве он закреплен совсем недавно.

Внимание нематериальным благам уделялось еще в Древнем Риме. Законы ХII таблиц выделяли причины личного оскорбления: в результате членовредительства, тяжкого телесного повреждения и при любом другом личном оскорблении. Изначально за обиду суд мог назначить конкретное вознаграждение, установленное в нормах римского права.

Таким образом, идея возмещения морального вреда зародилась в римском праве. Убийства, увечье, обиды с давних пор предоставляли потерпевшему право на денежное вознаграждение за моральный вред. Государство приветствовало получение такого вознаграждения от причинителя, которое вытесняло обычай личной расправы с последним со стороны потерпевшего или родственников [7].

Нормы, относящиеся к гражданскому и уголовному праву, связанные с выплатой материального вознаграждения имелись в источниках древнерусского права, а именно в договорах — первых письменных источниках, заключенных с греками князем Олегом в 911 году и князем Игорем в 945 году. Например, статья 4 договора 911 года устанавливала ответственность за убийство и предусматривала, в частности, в случае бегства убийцы, при наличии у него имущества обращение ее в пользу родственников убитого. Закреплялось денежное взыскание за причинение телесных повреждений, а также в результате имущественных преступлений.

Вышеуказанные договоры можно считать родоначальниками действующего на сегодняшний день института компенсации морального вреда [6].

Следующим шагом в развитии института морального вреда в российском праве является принятие Русской правды — первого кодифицированного акта. Данный правовой акт предусматривал целый ряд статей, устанавливающих защиту чести, жизни, здоровья, а также имущественной сферы человека.

В период становления Московского государства продолжается и развитие института компенсации морального вреда. В 1497 году издается Судебник Ивана III, предусматривающий наряду со смертной казнью взыскание головщины из имущества убийцы. В 1550 году принимается Судебник Ивана VI, в котором также есть положение о возможности предъявления гражданского иска за убийство. Вышеуказанные положения Судебника 1497 года и Судебника 1550 года содержали нормы, определяющие денежные суммы в пользу обиженного, при этом ее размер зависел от сословия пострадавшего.

Читайте так же:  Ходатайство о переносе заседания суда образец

Соборное Уложение 1649 года, принятое А. М. Романовым, становится более совершенным источником компенсации морального вреда, устанавливая точную регламентацию размеров возмещения за «бесчестье» людям различного звания, городским и сельским жителям, служилым и духовным лицам [5].

В период абсолютизма произошли значительные изменения в правовой системе России, в том числе и в развитии института компенсации морального вреда. В начале XIX века под руководством М. М. Сперанского было издано Полное собрание законов и Свод Законов Российской империи. Составители Свода расположили действующие на тот момент акты по определенной системе, соответствовавшей отраслям права. Гражданское право было систематизировано в Х томе Свода законов [5].

В России еще достаточно долгое время господствовала точка зрения, базирующееся на традиции римского права, то есть компенсация имела место в порядке гражданского судопроизводства, только если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего.

Октябрьская революция 1917 года стала началом советской доктрины развития представлений о возмещении морального вреда. В данный период времени господствовала идея о недопустимости такого возмещения, так как гражданское право послереволюционной России не предусматривало понятие морального вреда и возможности его возмещения [8].

В ст.1 Гражданского кодекса РСФСР от 1964 года закреплялось, что кодекс «. регулирует имущественные и связанные с ними неимущественные отношения». Это явилось причиной дискуссий о возможности материального возмещения за причиненный моральный вред.

Однако, необходимо отметить, что принятый 27 октября 1960 года Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР впервые в российском праве закрепил термин моральный вред, а именно: «Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред». Следовательно, уголовное законодательство создавало больше возможностей для материальной компенсации моральных переживаний, чем действовавшее на тот момент гражданское законодательство [6].

Следующим этапом развития компенсации морального вреда связано с принятием Основ гражданского законодательства СССР от 31.05.1991 года, которые раскрыли содержание понятия «моральный вред» как «физические и нравственные понятия», а также допускает возмещение морального вреда при наличии вины причинителя вреда [8].

Российские законодатели внесли нормы компенсации морального вреда в специальные законы: Закон «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 г., Закон о защите прав потребителей» от 07.02.1992 г., Закон «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 г. и другие.

С принятием Гражданского Кодекса Российской Федерации сделан еще один шаг в развитии данного института гражданского права, выделив для регулирования нематериальных благ отдельную главу 8. Однако, в связи с довольно громоздкой системой конкуренции нормативных актов возникла проблема ее применения. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 20.12.1994 г. рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда. Оно помогало установлению единообразия в вопросе конкуренции актов при компенсации морального вреда.

Обобщая вышеизложенное, можно увидеть постепенные этапы развития интитута компенсации морального вреда в России. Начиная с зарождения в древнерусском праве, когда государство поощряло взыскания с причинителя неимущественного вреда, так как это бы способствовало вытеснению кровной мести со стороны потерпевшего. Принятия кодифицированных актов и целого ряда источников на защиту чести, жизни, здоровья и имущественной сферы. На современный период компенсация морального вреда достаточно урегулирована нормами права и успешно применяется на практике. Кроме того, необходимо отметить, что возмещение морального вреда зародилось изначально в уголовном законодательстве. Со временем данный институт обязалось взять на себя гражданское право, при этом применяется компенсация морального вреда почти во всех отраслях российского права.

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

Видео (кликните для воспроизведения).

2. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1996. — № 25. — Ст. 2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1960. — № 40. — Ст. 592.

4. Постановление № 10 Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1995. — № 3. — С. 9–11.

5. Владимирский — Буданов М. Ф. Обзор истории русского права.- М.:Территория будущего., 2005–800 с.

6. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве. / Под ред. д-ра юрид. наук С. В. Тычинина. — Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. — 124 с.

7. Покровский И. А. История римского права. — М.: Харвест., 2002–528 с.

8. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. — М.: Изд. группа ФОРУМ — ИНФРА-М, 1997. — 240 с.

Источник: http://moluch.ru/archive/103/23882/

Синхронный анализ морального вреда в законодательстве зарубежных стран

Рубрика: Гражданское право и процесс

Дата публикации: 17.04.2017

Статья просмотрена: 722 раза

Библиографическое описание:

Хуснутдинова С. А. Синхронный анализ морального вреда в законодательстве зарубежных стран // Новый юридический вестник. — 2017. — №1. — С. 61-63. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/66/2373/ (дата обращения: 11.02.2020).

В данной статье проводится сравнительно-правовой анализ морального вреда в законодательстве зарубежных стран и России.

Ключевые слова: моральный вред, компенсация вреда, психический вред, нервный шок, обыкновенный шок, потерпевший, денежная компенсация

В отличии от Российского законодательства, где компенсация морального вреда продолжает развиваться, в зарубежных государствах уже накоплена богатая практика применения данного института. В наибольшей степени это проявляется в англосаксонской системе права, применяемой в Англии, США и других странах.

Понятие «моральный вред» в российском праве соответствует аналогичным правовым институтам в иностранном законодательстве, несмотря на это, подобная терминология нигде более не применяется. В Англии и США используется термин «психический вред», который соответствует моральному вреду в России.

Психический вред в англосаксонском праве определяется также и как «психиатрический вред», «психический вред», «нервный шок, нервное потрясение», «обыкновенный шок, обыкновенное потрясение»

В США существуют некоторые особенности компенсации психического вреда. Их законодательство предусматривает денежную компенсацию за намеренное или неосторожное причинение сильного эмоционального беспокойства другому лицу. Если психический вред причинен по неосторожности и сопряжен с тяжелыми повреждениями, то он подлежит возмещению.

Однако, если неосторожное причинение вреда влечет потерпевшему только нравственные страдания, моральный вред, как правило, не подлежит компенсации.

В отличии от российского законодательства, англосаксонская система права устанавливает существенно разные основания ответственности в зависимости от причинения вреда в форме умысла или неосторожности. Дифференцируется правовая цель возмещения причиненного вреда. Цель имеет компенсационный характер при причинении вреда по неосторожности и штрафной характер в случае умышленного причинения вреда. В России указанные различия проявляются в нормах ст.151 и 1101 Гражданского кодекса РФ, учитывающие степень вины причинителя вреда при определении размера компенсации.

Читайте так же:  Возмещение убытков аренды при выкупе муниципального имущества

В судебной практике американские суды расширяют понятие физического воздействия на потерпевшего, включая не только телесное повреждение, но и одежду потерпевшего, предмет в его руке, машину, в которой он сидел, дом. Под физическим воздействием понимают также воздействие пыли, дыма, взрыва газа и так далее. Так, при нападении для компенсации психического вреда не требуется доказывания физического контакта (нанесения побоев). То есть потерпевший помимо требования о защите нарушенного права, может требовать компенсации за эмоциональное беспокойство, вызванное правонарушением.

В романо-германском праве компенсация морального вреда носит название «Schmerzensgeld» — денежная компенсация за страдания.

Основаниями ответственности за причинение страданий согласно Германскому гражданскому уложению являются: наличие страданий, причиненных умалением личных неимущественных благ; противоправность деяния причинителя вреда; наличие причинной связи между противоправным деянием и наступившими последствиями в виде страданий; вина причинителя.

Сформировавшаяся в Германии судебная практика свидетельствует о том, что при исчислении морального вреда учитываются суммы компенсации, определенные ранее вынесенными решениями судов по аналогичным правонарушениям. То есть в отличии от Англии и США в отношении размера компенсации за страдания в Германии применяется принцип прецедента.

Следует добавить, что в законодательстве многих западных стран установлена ответственность за диффамацию — распространение порочащих сведений, независимо от их соответствия с реальными фактами. В России такая ответственность не установлена, так как под диффамацией в российской доктрине понимается распространение порочащих сведений, только соответствующих действительности.

Исходя из всего вышесказанного, институт компенсации морального вреда в законодательстве и судебной практике зарубежных стран существует и применяется сравнительно давно, в отличии от России. Так, в англосаксонской правовой системе уже достаточно накоплена практика применения аналогичных институтов права, поскольку является крупнейшей колониальной державой.

  1. Эрделевский, А. М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом.— М.: Изд. группа ФОРУМ —ИНФРА-М, 1997.— 240 с.
  2. Абрамова Е. Н., Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Аверченко Н. Н., Байгушева Ю. В. Под ред. Сергеева А. П. Гражданское право. В 3-х томах. Т.1 — М.: Велби. РГ-Пресс. 2010. — 1008 с.
  3. Беляцкин С. А. Возмещение морального вреда. — М. 1996. — 267 с.
  4. Марченко М. Н., Дерябина Е. М. Теория государства и права: учебник для бакалавров. — М: М30 Проспект. 2013. — 432 с.
  5. Сычев П. Г. Взаимодействие гражданской и уголовной юстиции: проблематика гражданского иска в уголовном деле // Закон. 2014. № 10. С.87–90.

Источник: http://moluch.ru/th/9/archive/66/2373/

ПРАКТИКА ВОЗМЕЩЕНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

Аннотация

Полный текст:

Литература

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с изменениями от 25 октября 1996 г., 15 января 1998 г.)

2. Варпаховская Е.М. Компенсация морального вреда потерпевшему в российском уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Иркутск, 2002. – 214 с.

3. Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Нижний Новгород, 1996. – 171 с.

4. Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Ижевск, 1997. – 179 с.

5. Шафикова Г.Х. Компенсация морального вреда, причиненного работнику. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Екатеринбург, 2000. – 160 с.

6. Эрделевский А.М. Проблемы компенсации за причинение страданий в российском и зарубежном праве. Диссертация на соискание ученой степени д.ю.н. – Москва, 2000. – 348 с.

7. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М.: Изд. группа ФОРУМ-ИНФРА-М, 1997. – 240 с.

8. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. – М.: Изд-во БЕК, 1998. – 188 с.

Источник: http://ogbus.ru/article/view/praktika-vozmeshheniya-moralnogo-vreda-v-rossii-i-za-rubezhom

Моральный вред за рубежом

1.2.1 Англосаксонское право

В отличие от России, за рубежом уже накоплена богатая практика применения правовых институтов, аналогичных российскому правовому институту компенсации морального вреда. В наибольшей степени это относится к государствам с англосаксонской (прецедентной) системой права, которая применяется в Англии, США и ряде других государств (в основном в бывших английских колониях) [64].

Поскольку Англия являлась крупнейшей колониальной державой, принципы англосаксонской правовой системы господствуют во многих государствах. Хотя вопрос применяемой терминологии и в рассматриваемой правовой системе нельзя назвать единым и окончательно решенным, чему в немалой степени способствует казуистичность прецедентного права, в этой главе вместо термина «моральный вред» мы будем использовать термин «психический вред» как наиболее распространенный в Англии и США и соответствующий термину «моральный вред» в российском законодательстве.

Существует много вариаций определения психического вреда в праве Англии и США. Это «psychological injury» («психический вред»), «psychiatric injury» («психиатрический вред»), «nervous shock» («нервный шок», «нервное потрясение»), «ordi-nary shock» («обыкновенный шок», «обыкновенное потрясение»).

Такое обилие применяемой терминологии отражает не только и не столько различные доктринальные подходы к институту компенсации психического вреда, но и прежде всего иное по сравнению с российским законодательством правовое регулирование обязательств из причинения вреда. Если для российского законодательства характерен разный подход в регулировании возмещения убытков, причиненных ответчиком ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору, и внедоговорных (деликтных) обязательств, вытекающих из причинения вреда неправомерным действием, но в рамках обязательств из причинения вреда их правовое регулирование является единым и не зависит от вида вины правонарушителя, то рассматриваемое иностранное законодательство устанавливает существенно разные основания ответственности в зависимости от того, является ли причинение вреда умышленным или неосторожным [70].

Дифференцируется сама правовая цель возмещения причиненного вреда — компенсационный характер в случае причинения вреда по неосторожности и штрафной характер в случае умышленного причинения вреда. Российское же законодательство не устанавливает различных оснований ответственности за причинение психического вреда, а штрафной характер ответственности проявляется в предписании ст.151 и 1101 ГК РФ учитывать степень вины причинителя вреда при определении размера компенсации.

Нервным шоком в английской юридической литературе обычно именуют психический вред, возникающий в связи с причинением вреда по неосторожности [64]. Хотя подобная терминология считается устаревшей и в нее не вкладывается медицинский смысл, она удобна с точки зрения отграничения исков, вытекающих из неосторожного причинения вреда, от исков, вытекающих из умышленного причинения вреда или из нарушения договора.

Читайте так же:  Проценты по исковому заявлению

Для признания психического вреда нервным шоком необходимо, чтобы этот вред выразился в распознаваемом, т.е. в поддающемся диагностике, психическом расстройстве, а не в обыкновенном потрясении или негативных эмоциях страха, печали, горя и т.п. Иск, вытекающий из причинения нервного шока, может быть также предъявлен при наличии следующих обстоятельств:

а) истцу были причинены телесные повреждения или он имел разумные основания опасаться таких повреждений;

б) истец перенес страдания оттого, что вред был причинен или были разумные основания опасаться причинения вреда другому лицу, с которым истец состоял в особо близких отношениях, и при этом истец являлся очевидцем такой ситуации в момент происшествия или сразу после него, причем восприятие происходящего должно восприниматься органами чувств истца непосредственно, т.е. без использования передающих изображение или звук устройств. Хотя само по себе происшествие с позиций человека, обладающего обычной степенью хладнокровия, должно быть в достаточной степени расстраивающим, в исках из причинения шока применяется принцип, согласно которому причинитель вреда должен предполагать наступление последствий, соответствующее состоянию того конкретного потерпевшего, которого он видит или о котором он знает, или которого должен был видеть или знать при совершении неправомерного действия.

1.2.2 Романо-германское право

Компенсация морального вреда в законодательстве Германии до недавнего времени регулировалась §847 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ), и в доктрине называется «Schmerzensgeld» — «деньги за страдания» или «денежная компенсация за страдания» (далее — компенсация за страдания). Однако, в связи с тем что это название выработано германской правовой доктриной и судебной практикой, а в самом тексте ГГУ оно отсутствует, Верховный суд Германии обычно упоминает о «так называемой копенсации за страдания» [64].

Непосредственно в тексте §847 ГГУ речь шла о выплате денежной компенсации за вред, который «не является имущественным», причем эта компенсация была предусмотрена данной нормой лишь для случаев, когда такой неимущественный вред наступал в результате неправомерного действия, причиняющего телесные повреждения или иной вред здоровью либо неправомерно ограничивающего свободу потерпевшего.

Под страданиями, подлежащими компенсации, в германском праве понимаются как физические, так и психические страдания [70]. В связи с этим можно сделать вывод, что содержание морального вреда в российском праве и страданий в германском праве полностью совпадает. Иногда вместо термина «страдания» в германской юридической литературе употребляется термин «вред чувствам» (Gefьhlsschaden) [64].

Компенсация за страдания тесно связана с неимущественным вредом, под которым германское право понимает умаление неимущественных прав и благ, принадлежащих личности. Как указывалось выше, выплата компенсации в случае причинения неимущественного вреда была предусмотрена в §847 ГГУ — специальной норме, регулирующей отношения, возникающие в связи с причинением такого вида вреда. Общей же нормой, регулирующей отношения, возникающие в связи с причинением вреда, является §823 ГГУ:

(1) Кто противоправно, умышленно или неосторожно посягает на чью-либо жизнь, телесную неприкосновенность, здоровье, свободу, право собственности или какое-либо иное право другого лица, тот обязан возместить причиненный этим вред.

(2) Равную обязанность несет и тот, кто нарушил закон, направленный на защиту других лиц. Если по содержанию такого закона возможно его невиновное нарушение, то обязанность возмещения причиненного вреда возлагается только при наличии вины» [64].

Нарушение телесной неприкосновенности — это не только причинение вреда целостности тела, но и любое иное вмешательство во внешнюю неприкосновенность (например, сбривание волос с головы или тела). Под причинением вреда здоровью понимается нарушение физических и психических жизненных процессов в человеческом организме. Косвенным доказательством причинения вреда здоровью является, как правило, необходимость соответствующего лечения.

В соответствии с установившимся в практике германских судов принципом разрешения споров из причинения вреда «minima non curat praetor» («судья не заботится о мелочах») судебная практика делает изъятие в отношении ответственности за причинение незначительного телесного вреда, отказывая в таких случаях в компенсации за страдания, считая их при отсутствии особых обстоятельств совершенно незначительными. Ввиду отсутствия критерия «незначительности» вреда это приводит к трудностям при отграничении незначительного вреда от значительного (например, при решении вопроса о том, возникает ли у недисциплинированного ученика право на компенсацию за страдания при нанесении ему нескольких пощечин).

Под лишением свободы понимается ограничение физической свободы, заключение в тюрьму или применение наручников. Но и здесь также действует принцип, согласно которому незначительные ограничения свободы (например, содержание под стражей в течение нескольких минут) не порождают право на компенсацию за причиненный вред [70].

С принятием второго закона об изменении законодательства о возмещении вреда от 19 июля 2002 г. §847 ГГУ исключен, а его содержание в основном вошло в §253 ГГУ.

Хотя ни в §823, ни ранее в §847 ГГУ, а сегодня в §253 ГГУ не указаны конкретно иные права и блага, нарушение которых порождает право на компенсацию за страдания, судебная практика путем толкования ст.1 и 2 Конституции ФРГ признала наличие иных правовых благ, которым предоставляется правовая защита путем компенсации за страдания, причиненные умалением этих благ.

В абз.1 ст.2 Конституции ФРГ установлено: «Каждый имеет право на свободное развитие своей личности, поскольку он не нарушает прав других и не идет против конституционного порядка или нравственного закона»[64]. Отсюда судебная практика делает вывод о наличии «всеобщего права личности», которое, как заметил Я. Шапп, «охватывает сферу личного самосовершенствования и самовыражения, нуждающуюся в правовой защите от вмешательства извне». Всеобщее право личности наполняется конкретным содержанием в виде тех неправомерных действий, которые судебная практика находит возможным отнести к нарушениям всеобщего права личности. При этом судебная практика опирается и на содержание §823 ГГУ.

Поскольку перечень правовых благ в этой норме оставлен открытым, как и в ст.150 ГК РФ, в германской судебной практике уже определены и продолжают определяться различные типы нарушений всеобщего права личности, которые порождают право на компенсацию страданий. К числу подобных правонарушений следует отнести нарушение тайны переписки и записей конфиденциального характера (например, дневников), вмешательство в частную жизнь лица путем несанкционированной фотосъемки, разглашение сведений о частной жизни лица, использование имени лица в рекламных целях без его разрешения. Причиненные подобными действиями страдания могут порождать право требования денежной компенсации. Такой подход получил развитие и закрепление в процессе принятия многочисленных судебных решений, и Федеральный конституционный суд Германии подтвердил его конституционность.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studbooks.net/1160341/pravo/analogi_moralnogo_vreda_zarubezhnom_prave

Моральный вред за рубежом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here